Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философские основания хозяйственно-экономической практики и познания

ПРОБЛЕМА ТРУДОВОЙ ЭТИКИ

Труд есть отчужденная деятельность, ибо ее результатом является отчужденный продукт. Но именно в силу того, что нас интересует не сам процесс, а его результат, мы вынуждены быть сосредоточены на процессе и сознательно контролировать его, принуждать себя к труду. Вот почему физический, монотонный труд есть типичный труд (идеальный тип труда). Вот почему труд выступает как борьба с самим собой, как преодоление, требующие известной высоты нравственной позиции - чего, заметим, не требует игра и творчество.

Частичность труда, связанное с ним страдание ставят проблему морального отношения к труду едва ли не в центр всей философии труда (если исходить из того, что моральный долг есть центральная этическая категория).

Можно выделить два этических парадокса труда.

  • 1) Отвлекаясь от прочих условий, сравним моральный уровень человека труда и человека, привыкшего к творчеству. Какого рода моральных качеств мы будем ожидать от человека испытанного каждодневным, тяжелым и упорным трудом? Какой моральный риск преследует человека, избалованного радостью творчества? Труд "на совесть" просто не мыслим без моральных качеств терпения, сопричастности, самоотдачи, твердости принципам (но есть и оборотная сторона данных добродетелей). Творческие личности довольно часто демонстрируют эгоизм, беспринципность, легкомысленность (и опять-таки есть положительная сторона этих грехов). Именно отсюда проистекает идея дьявольской природы творчества, сродство гения и злодейства, сопряженность высоких творческих способностей с эгоизмом и т.п. и неслучайно замечаемая нравственная высота т. н., "простого трудового народа". Ведь если труд есть страдание, а страдание - единственный путь нравственного становления, то все становится далее понятно. Нужны дополнительные условия, чтобы личность морально преодолела соблазн творческой игры воображения. Впрочем, таких же дополнительных условий требует отношение к труду "на совесть". И, во всяком случае, человек, не знающий ни полноценного труда, ни полноценной радости творчества, окажется в моральном отношении заведомо ниже как труженика, так и творца.
  • 2) Второй парадокс труда состоит в том, что, хотя по природе это целесообразный процесс, тем не менее, целеполагание не обладает собственной энергией, чтобы принудить индивида к труду. Есть множество оснований, почему можно не трудиться. Не стоит только обольщаться тем, что поиск пропитания это труд. Охота, например, по преимуществу - не труд. Сама по себе нужда оставляет широкий выбор возможностей: один, например, идет работать, а другой - воровать. Парадокс труда начинается с того, что вместо того, чтобы съесть зерно, я его сажаю в землю. Такое отделение себя от толкающей потребности и есть то пространство, которое заполняется идеей долженствования. Вот почему труд по своему существу есть этическая категория. Если нет этого этического напряжения целенаправленного действия, то нет и сознательного акта труда. Источник этого напряжения может быть разным: долг перед богом, перед семьей, перед государством. Субъективно это напряжение может выражаться по-разному: в виде страха наказания, стыда, торжества преодоления. Если же нет этого морального принуждения, то мы, скорее всего, имеем дело с чем то другим: творческим актом, хобби, развлечением, игрой. Заметим, что все эти формы инородны этическому, они скорее индивидуализируют, ставят человека перед Бытием один на один.

Известны различные исторические и национальные типы этического принуждения к труду:

  • 1) Принуждение, которое рождается сопричастностью роду (семье, общине). Таков едва ли естественный мотив труда в традиционных обществах. Особенность этого мотива - он не способен обеспечить накопление, он не интенсифицирует ни производство, ни потребности. Как только удовлетворяется непосредственная нужда - прекращается и сам труд. В общем и целом от такого труда "бегут, как от чумы".
  • 2) Религиозная трудовая этика. В основном религиозная мотивация труда связана с уникальным духовным опытом западного христианства. См. М. Вебер "Протестантская этика и дух капитализма". Прежде всего с тем, что христианство делает идею бога-человека этическим ориентиром реальной жизни. Иными словами, христианство, через непосредственное соединения человека с Богом и идеей спасения формирует в человеке Личность, т. е., такое начало человеческого бытия, которое несет ответственность за свою личную судьбу. В наибольшей степени этот трудовой потенциал христианской идеи был реализован в протестантизме, в меньшей степени - в католицизме и почти совсем оказался не реализованным в православной ветви не в силу духовной недостаточности, но по причине особенностей церковной организации веры. Путь напряженного труда, с точки зрения религиозно ориентированной этики, становится путем личного спасения, а плоды труда - критерием богом избранности. Как исторический итог, в современном западном обществе исходная триада ценностей: "Бог - Личность - Труд" свернулась вокруг гражданских прав личности. Возникла такая система ориентиров, которая сама по себе поддерживает мотивацию.
  • 3) Восточный государственно-корпоративный дух. Известно, что дальневосточная ментальность не обнаруживает сколько-нибудь значимой религиозности в западноевропейском смысле. Но конфуцианский дух, культ предков и ответственность перед потомками рода порождают не менее сильную мотивацию к труду, чем протестантская. Идея служения, которой пропитана этическая доктрина конфуцианства, точно так же в современном обществе типа Китая или Японии и поддерживает отношение к труду уже независимо от исходной доктрины.

Большую проблему составляет то отношение к труду, которое сложилось в России.

Русская ментальность в этом аспекте, создает впечатление "промежуточного и зависшего" состояния.

С одной стороны, безусловно имеет место идея Личности, но она странным образом сопряжена не со свободой и ответственностью, но с "волей и бунтом".

С другой стороны, значимой является идея служения (народу, государству), которая удивительным образом сочетается с соображениями личной (и корыстной) выгоды.

В целом проблема формирования и институциональной поддержки трудовой мотивации остается очень острой для всего современного мира. Сегодня многие теоретики имеют основание отмечать "смерть трудовой этики", что связано с принципиальным изменением характера труда (об этом "Будущее труда").

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее