ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК

Правовые последствия признания сделок недействительными зависят от того, исполнена или не исполнена сделка. Если сделка не была исполнена, она не порождает никаких правовых последствий. Она считается несостоявшейся. Ни одна из сторон не вправе требовать ее исполнения.

Иначе решается вопрос в случаях, когда сделка частично или полностью исполнена. Встает вопрос о судьбе имущества, переданного одной или обеими сторонами во исполнение сделки. Решение вопроса зависит от основания, по которому сделка признана недействительной, от наличия умысла у одной или каждой из сторон и от того, обе стороны или одна из них исполнила сделку.

Последствием признания сделки недействительной может быть двусторонняя или односторонняя реституция либо недопущение реституции (от лат. restituere - снова ставить, вновь приводить в порядок, возмещать, восстанавливать).

Общее правило о последствиях недействительности сделок содержится в п.2 ст. 168 ГК: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены настоящим Кодексом либо иными законодательными актами» [1]. Иначе говоря, по общему правилу недействительность сделки влечет двустороннюю реституцию.

Двусторонняя реституция установлена для следующих случаев недействительности сделок:

  • - с нарушением формы;
  • - в связи с нарушением требования государственной регистрации сделки;
  • - сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности;
  • - совершенных недееспособными гражданами и с выходом за пределы ограниченной дееспособности граждан (в возрасте до 14 лет, от 14 до 18 лет), ограниченных в дееспособности;
  • - совершенных с выходом за пределы правомочий на совершение сделок представителем или органом юридического лица;
  • - совершенных гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими;
  • - совершенных под влиянием существенного заблуждения;
  • - сделки, совершение которых запрещено законом при отсутствии умысла каждой из сторон. [8, с.85]

Односторонняя реституция состоит в том, что потерпевшему в сделке возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Республики Беларусь. Такие последствия наступают, когда сделка совершена под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, а также сделка, которую одно лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).

Такие же последствия влечет недействительная сделка, совершение которой запрещено законодательством при отсутствии умысла у одной из сторон.

При двусторонней и односторонней реституции в некоторых случаях наступают дополнительные имущественные последствия. Их суть состоит в том, что одной стороной сделки, признанной недействительной, возмещаются расходы, стоимость утраченного или поврежденного имущества другой стороны. Такие последствия наступают в случаях, когда сделка признана соответственно ничтожной или недействительной, как совершенная гражданином:

  • - признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 172 ГК);
  • - несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 173 ГК);
  • - несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст.176 ГК);
  • - гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 178 ГК);
  • - гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК).

Во всех этих случаях, кроме возврата полученного, дееспособная сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны (п.1 ст.172 ГК) [15, c. 18].

В случае признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделки, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, кроме возврата полученного потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб (ст. 180 ГК).

В случае признания недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не будет доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п.2 ст. 179 ГК).

Недопущение реституции предусмотрено ст.170 ГК в случае заключения сделки, запрещенной законодательством. Такая сделка ничтожна. Ее последствия зависят от наличия умысла у сторон, заключивших сделку, и от исполнения сделки обеими или одной из сторон.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки в доход Республики Беларусь взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой взыскивается в доход Республики Беларусь все полученное ею и все причитающееся с нее первой стороне (в возмещение полученного).

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей от виновной стороны в возмещение исполненного взыскивается в доход Республики Беларусь (ст. 170 ГК).

Следует особо подчеркнуть, что к требованию о возврате исполненного по недействительной сделке применяются правила о возврате неосновательного обогащения, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений (ст.972 ГК).

Правила о последствиях недействительности сделок применяются с определенными ограничениями, когда речь идет о последствиях недействительности договора купли-продажи предприятия. Правила, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору купли-продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законодательством интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат государственным и общественным интересам (ст.537 ГК).

Важной проблемой, связанной с признанием оспоримых или ничтожных сделок недействительными, является применение правовых последствий. По действующему ГК сделки признаются ничтожными без решения суда. По требованию любого заинтересованного лица суд применяет лишь последствия их недействительности. Кроме того, суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (п. 2 ст. 167). Трудности в использовании данной нормы возникают, главным образом, при рассмотрении экономических споров в судах, когда признание сделки ничтожной или оспоримой не является предметом исковых требований, однако в ходе судебного разбирательства устанавливается факт ничтожности сделки, связанной с возникшим спором, и правовые последствия ее недействительности [16, c.20].

Так, налоговые органы, признавая ничтожными договоры о совместной деятельности коммерческих организаций, применяют к ним финансовые санкции. При обжаловании этих актов в суде, если последний оценивает такие договоры как недействительные, истец-налогоплательщик просит установить двустороннюю реституцию. Однако, применяя эту процедуру, участники договора о совместной деятельности возвращаются в первоначальное положение. Как следствие, исчезает объект налогообложения (оборот продукции, работ, услуг, передача денежных средств), а следовательно, и основания для применения санкций. Суды в данной ситуации обычно не применяют указанные правовые последствия и выносят решения, исходя из заявленных исковых требований.

В подобных действиях судов есть своя логика, т.к. истец в данном случае изменяет не только предмет, но и основания иска. Но, с другой стороны, в нормах материального права содержится общее положение о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке (ст. 167 ГК). Очевидно, что данная двусторонняя реституция может быть принудительно осуществлена лишь после предъявления отдельного иска. [11, с.25]

Поскольку действующим ГК в отношении ничтожных сделок предписано заявление требований об установлении факта их ничтожности, то в начале применения Кодекса возникал вопрос о том, следует ли такие требования рассматривать в порядке искового производства или же рассматривать их относить их к делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение. [16, с.34]

В целях разрешения этой проблемы Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь постановлением от 21 апреля 2001 года № 8 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь о применении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности» указал на необходимость рассмотрения таких требований в порядке искового производства [3].

При этом Президиум исходил из того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 167 ГК ничтожная сделка является недействительной изначально, с момента ее заключения, независимо от признания ее таковой судом. Однако при возникновении между заинтересованными сторонами спора о наличии либо отсутствии оснований считать сделку ничтожной, такие споры в силу статьи 27 ХПК и части 2 статьи 167 ГК подлежат рассмотрению в порядке искового производства.

Судебная практика показывает, что субъектами хозяйствования не всегда учитываются также и требования ГК относительно лиц, которые вправе обращаться в суд с исками об установлении факта ничтожности сделки и признания оспоримой сделки недействительной. В силу статьи 167 ГК требования об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Требования оспоримой сделки недействительной могут быть предъявлены только лицами, которые указаны в Кодексе либо в ином законодательном акте, устанавливающем оспоримость сделки.[20, с.30]

Применительно к ничтожным сделкам на практике не вызывает вопросов рассмотрение исков об установлении факта ничтожности сделки одной из сторон сделки, поскольку ее заинтересованность налицо. Что касается заявления таких требований третьими лицами, то они должны представить суду доказательства ущемления ничтожной сделкой их прав и законных интересов, в противном случае в удовлетворении их требований будет отказано.[19, с.10]

Таким образом, последствиями недействительности сделок являются двусторонняя реституция, односторонняя реституция и конфискация. По общему правилу, каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. При конфискации это имущество идет в доход Республики Беларусь. К отношениям по недействительным сделкам субсидиарно могут быть применены нормы о неосновательном обогащении. Законом может быть предусмотрена обязанность виновного возместить реальный ущерб, причиненный потерпевшему совершением недействительной сделки. Недействительность части сделки не препятствует признанию действительности сделки в целом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >