ЛИШЕНИЕ И ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАНИНА

ПРИЗНАНИЯ ГРАЖДАНИНА НЕДЕЕСПОСОБНЫМ

К формулировке критериев недееспособности законодательство пришло постепенно (до второй половины XIX века в психиатрических больницах («док-гаузах») находились больные с тяжелыми формами болезней - недееспособность устанавливали в административном порядке. И только с появлением потребности в психиатрической помощи у людей с эпизодическими, неглубокими расстройствами возникла необходимость различать тяжесть болезни и с юридической точки зрения.

У истоков научного определения недееспособности стояли выдающиеся психиатры: В.П. Сербский, С.С. Корсаков, В. Кандинский.

ГК 1922 г. содержала 2 случая лишения дееспособности совершеннолетних:

  • § душевной болезни или слабоумия;
  • § расточительности (где фактически говорилось об ограничении дееспособности). Психически больной и гражданский закон. Свердловск, 1992. С. 27.

От недееспособности расточителей в РСФСР отказались в 1927 г. и признавали отсутствие дееспособности только у душевнобольных.

В СССР до кодификации 60-х гг. решение вопросов, связанных с недееспособностью душевнобольных лиц, не входило в компетенцию суда. Кодекс законов о браке, семье, опеке 1926 г. закреплял возможность освидетельствования в административном порядке.

Лишь ГК РСФСР 1964 г. устанавливал возможность признания гражданина недееспособным только судом на основании закона. Этот же закон содержал указание на обязательное проведение в таких случаях судебно-психиатрической экспертизы, обязательное участие в судебном заседании прокурора и представителя органа опеки и попечительства.

Недееспособность является особым правовым состоянием гражданина, которое возникает лишь в случае признания его судом недееспособным. Данное состояние не всегда соответствует фактическому психическому состоянию гражданина - его способности понимать значение своих действий и руководить ими, и это значительно осложняет вопрос о дееспособности в сфере совершения сделок. Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 159. Признание гражданина недееспособным имеет своим последствием полное отсутствие способности самостоятельно совершать сделки на протяжении всего времени нахождения гражданина в таком состоянии (все сделки от имени недееспособного совершает его опекун).

Совершеннолетние лица, которые в предусмотренном законом порядке не признаны недееспособными и не ограничены в дееспособности, должны считаться дееспособными в полном объеме. Однако психическое состояние таких дееспособных лиц не может быть иррелевантным с точки зрения гражданского права. Поэтому в законодательстве была предусмотрена возможность признания недействительной сделки, если в момент совершения ее гражданин не мог понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 56 ГК РСФСР 1964 г.). Если с точки зрения правовых последствий сделки такое состояние гражданина не вызывало особых затруднений, то с точки зрения теории правосубъектности данный вопрос являлся спорным. Захарова О.Б. «Лишение и ограничение дееспособности гражданина» // «Арбитражный и гражданский процесс», 2010, № 4.

ГК РСФСР 1922 г. (ст. 31) не разграничивал недействительность сделок, совершенных как лицом, «вообще лишенным дееспособности», так и лицом, «временно находящимся в таком состоянии, когда оно не может понимать значения своих действий». В юридической литературе Н.В. Рабинович в этой связи полагала, что речь идет о двух категориях недееспособных лиц.

В.А. Рясенцев различие между этими двумя случаями усматривал в том, что в первом из них речь шла о «недееспособных», а во втором - о «временно находящихся в состоянии невменяемости» лицах.

И.Б. Новицкий относил лиц, о которых шла речь в ст. 31 ГК РСФСР 1922 г., то к недееспособным, то к невменяемым. Разницу между ними он усматривал в том, что первые из них признаны невменяемыми или душевнобольными в установленном порядке, а вторые «не признаны вообще недееспособными, но совершили данную сделку в состоянии невменяемости». Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 161.

Законодательство 1964 г., устанавливая, что недееспособными являются только граждане, признанные таковыми судом, четко разграничивало лиц недееспособных и лиц формально дееспособных, но не способных понимать значения своих действий в момент совершения сделки, разграничивалась и правовая квалификация совершаемых ими сделок. Сделки первых относились к абсолютно недействительным, вторых - по смыслу ст. 56 ГК 1964 г. - к оспоримым.

Что же представляет собой состояние гражданина, о котором говорится в упомянутой норме ГК? В цивилистической литературе в связи с анализом этой нормы фактически сложились две основные концепции, целью которых является правовая квалификация предусмотренного в упомянутой норме состояния и его отграничения от состояния недееспособности.

В.А. Рясенцев квалифицировал его как состояние невменяемости. О.А. Красавчиков с целью отграничения его от недееспособности предлагал называть такое состояние «дееспособностью». Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.

Поскольку дееспособность определяется как юридическое состояние, возникшее лишь на основании судебного признания гражданина недееспособным, то неправильно рассматривать такое состояние как недееспособность. Неправильно, т.к. одно и то же лицо одновременно не может быть дееспособным и недееспособным. Сложность данного вопроса состоит в том, что недееспособность означает признание гражданина недееспособным в судебном порядке (некое длящееся состояние).

Решение данного вопроса предложил Р.Я. Веберс посредством использования в гражданском праве категории невменяемости для обозначения юридического состояния (хотя и невменяемость не является наиболее удачным понятием для выражения этого состояния). Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 163.

С переходом к судебной процедуре определения недееспособности с обязательным проведением судебно-психиатрической экспертизы потребовались более четкие критерии оценки реальных психических возможностей человека, что и привело к современному разделению интеллектуального и волевого критерия.

Процедура начинается с подачи заявления о признании конкретного гражданина недееспособным. Заявителями могут быть: члены семьи этого гражданина, в число которых входят супруг, дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, независимо от совместного с ним проживания, органы опеки и попечительства, которыми являются органы местного самоуправления, психиатрические (психоневрологические) учреждения. Прокурор и орган опеки и попечительства в силу своей компетенции должны принимать меры по защите интересов граждан, а потому, по мнению Л.Ю. Михеевой, должны во всех случаях при обнаружении факта психического расстройства гражданина подавать такое заявление в суд. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство. М., 2009.

Члены семьи подавать такое заявление не обязаны. Заявление подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если гражданин помещен в специальное учреждение, по месту нахождения этого учреждения (ст. 281 ГПК РФ). Содержание заявления должно включать: обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства. К заявлению нет необходимости прилагать заключения экспертов, поскольку судебно-психиатрическую экспертизу обязан назначить суд. В то же время заявитель может приложить справки из лечебных учреждений, подтверждающие психические заболевания, указать в заявлении свидетельские показания и др. Непредставление доказательств в стадии возбуждении дела не может служить основанием для оставления заявления без движения. Это обусловлено и тем, что по таким делам ряд важных доказательств может быть затребован только по запросу суда. Но в целях обеспечения своевременного и правильного разрешения заявления судья определяет доказательства, которые каждая сторона должна представить в обосновании своих утверждений, и предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства. По делам этой категории могут быть использованы любые средства доказывания - объяснения заявителей, самого заинтересованного лица и членов его семьи, показания свидетелей, письменные, вещественные доказательства. Заменить ими заключения экспертов-психиатров нельзя, но исследовать их наряду с этим заключением весьма желательно. Суд должен проверить относимость и допустимость доказательств. Лихачев Г.Д. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. - ЗАО Юстицинформ, 2010 г.

При рассмотрении обстоятельств дела суд обязан обеспечивать участие в рассмотрении самого гражданина, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Неявка прокурора в этом случае не является препятствием к разбирательству дела (п. 3 ст. 45 ГПК РФ). Гражданин вызывается в судебное заседание, если это возможно по состоянию его здоровья. В письме Верховного Суда РФ от 25 марта 1994 г. № 1015-5/общ сказано, что в зависимости от конкретных обстоятельств дела суд вправе решить вопрос о рассмотрении дела непосредственно в месте нахождения гражданина (например, в психоневрологическом интернате).

В случае если суд убедится из имеющихся сведений в отсутствии оснований для признания гражданина недееспособным, он выносит решения об отказе в удовлетворении заявления; назначение судебно-психиатрической экспертизы в этом случае не обязательно. Обычно заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением данного заявления; однако если суд установит, что лицо, подавшее заявление действовало недобросовестно, в целях заведомо необоснованного лишения дееспособности гражданина, суд может с такого лица взыскивать все издержки, связанные с рассмотрением дела.

Судебная экспертиза - одна из форм использования специальных познаний для достижения определенных юридических целей. Назначение экспертизы возможно на стадии судебного разбирательства и на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Выделяют основания назначения (или, как их называют И.Л. Петрухин и Ю.К. Орлов, «основание производства») экспертизы. Обычно их делят на: общеправовые (необходимость специальных знаний для получения новых фактических данных) и специальные (индивидуальные для каждого вида экспертизы в зависимости от ее предмета); фактические основания - потребность в применении специальных знаний; процессуальные основания - определение суда о назначении экспертизы. Правильное определение оснований экспертизы помогает точно выбрать ее вид. Захарова О.Б. «Лишение и ограничение дееспособности гражданина» // «Арбитражный и гражданский процесс», 2010, № 4.

Следует различать судебно-психиатрическую и психологическую экспертизу. Если сторона в деле заявляет о своем болезненном состоянии именно в момент совершения сделки (т.е. имело место кратковременное расстройство психической деятельности, вызванное не заболеванием, а иными факторами психологического порядка) суд должен назначить психологическую экспертизу. Если же это состояние было связано с психической болезнью лица, назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Хотя, по мнению Т.А. Лилуашвили, в данном случае необходимости назначения психологической экспертизы нет, так как психиатр знает и основы психологии в необходимом объеме. Лилуашвили Т.А. Экспертиза в советском гражданском процессе. Тбилиси, 1967. Т.В. Сахнова считает, что участие двух специалистов в комплексной экспертизе обязательно, так как у них различная компетенция: психиатр выявляет наличие или отсутствие психической патологии; психолог выясняет, как повлияли болезненные изменения на способность лица в полной мере сознательно руководить действиями.

Психиатрическая экспертиза назначается судом при наличии обоснованных данных, позволяющих сомневаться в полноценности психического здоровья гражданина (имеется справка о лечении в психиатрической лечебнице, справка о психиатрическом диагнозе и т.д.). Одного ходатайства стороны о назначении экспертизы в отношении другого гражданина недостаточно, т.к. речь тогда будет идти о вмешательстве в частную сферу.

Исследовав доказательства и заключение эксперта, суд выносит решение об отказе в удовлетворении заявления или о признании гражданина недееспособным. Разрешение других вопросов, связанных с признанием недееспособным (например, вопроса об установлении опеки), в компетенцию суда не входит (решение суда является лишь основанием для назначения опеки/попечительства). Суд высылает копию в течение 3-х дней с момента вступления решения в законную силу в органы опеки и попечительства. При назначении опекуна этот орган должен руководствоваться обстоятельствами дела. Если поведение этого лица может быть опасным, оно может нуждаться в медицинском уходе и др., орган опеки и попечительства вправе принять решение о помещении гражданина в психоневрологический стационар (ст. 41 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»). Это решение может быть вынесено только на основании заключения врачебной комиссии с участием врача психиатра.

Лица, страдающие психическими заболеваниями, - одна из наиболее уязвимых соцгрупп населения. Государство должно обратить особое внимание на защиту их прав и интересов. На практике суды иногда допускают нарушения процессуального законодательства в этой области; наиболее распространенными среди них являются: рассмотрение дела с нарушением подсудности, разрешение дела лишь на основании справок психиатрических лечебных учреждений, неучастие в процессе прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Однако такие случаи в целом не распространены. Захарова О.Б. «Лишение и ограничение дееспособности гражданина» // «Арбитражный и гражданский процесс», 2010, № 4.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >