Гражданско-правовые способы защиты прав авторов изобретений и патентообладателей

Способы защиты нарушенных прав (как имущественных, так и личных неимущественных) авторов и патентообладателей в 4-й части ГК РФ не предусмотрены. В связи с этим, поскольку патентное право является частью гражданского права, применяются способы защиты, предусмотренные ст. 12 ГК РФ.

В указанной статье перечислены наиболее распространенные способы защиты гражданских прав. К ним относятся:

) признание права;

) восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки;

) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

) самозащита права;

) присуждение к исполнению обязанности в натуре;

) взыскание неустойки;

) компенсация морального вреда;

) прекращение или изменение правоотношения;

) неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего Закону;

) иные способы, предусмотренные Законом.

Нарушение положений ГК РФ влечет три вида ответственности. Наиболее распространенной является гражданско-правовая ответственность. Под гражданско-правовой ответственностью понимаются неблагоприятные имущественные последствия для лица, допустившего гражданское правонарушение, выразившееся в утрате этим лицом части своего имущества. Таким образом, гражданско-правовая ответственность всегда носит имущественный характер. Она может выступать в форме возмещения убытков (вреда, в том числе морального вреда), уплаты неустойки, потери задатка.

Меры гражданской ответственности устанавливаются в правовых нормах, реализация которых обеспечивается принудительной силой государства.

Об ответственности за использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя говорится в статьях 1253, 1301, 1311, 1472, 1515, 1537 ГК РФ.

Нарушение права патентообладателя может совершаться как в рамках лицензионного договора, так и в результате так называемого внедоговорного использования изобретения, полезной модели, промышленного образца, т.е. использования без согласия патентообладателя и без уплаты вознаграждения (за изъятиями, установленными в Законе). В этом случае патентообладатель должен доказать факт нарушения его прав на изобретение. При этом объем прав патентообладателя определяется формулой изобретения, под которой понимается краткая словесная характеристика изобретения, выражающая его сущность. Соответственно можно говорить о договорной и внедоговорной ответственности.

Основным требованием, с которым может обратиться патентообладатель, является требование о возмещении убытков, под которыми согласно ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы это право не было бы нарушено (упущенная выгода).

В данном случае речь может идти как о произведенных расходах (например, затратах на производство изделий, которые не были реализованы вследствие появления на рынке изделий, изготовленных с нарушением прав патентообладателей), так и об упущенной выгоде, которая заключается в неполученной прибыли от реализации изделий с использованием запатентованного изобретения.

Патентообладатель может также предъявить требование о прекращении действий, нарушающих его право (например, запрет на производство изделий, изготовленных с нарушением прав патентообладателя).

Кроме того, могут нарушаться личные неимущественные права автора изобретения. Характерными способами защиты таких нарушенных прав являются требование прекращения нарушения права, а также компенсация морального вреда.

Действующее патентное законодательство не предусматривает такой санкции, как уничтожение экземпляров изделий, изготовленных с нарушением прав патентообладателя.

В отдельных случаях за нарушение закона может возникнуть уголовная ответственность. Согласно ст. 147 УК РФ уголовная ответственность наступает за незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб. Такие действия наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет. Следует отметить, что на практике уголовная ответственность за нарушение прав изобретателей (патентообладателей) почти не применяется.

Нарушение прав патентообладателей влечет и административную ответственность. Так, согласно ст. 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

В качестве одного из способов защиты нарушенных прав ст. 1407 ГК РФ рассматривает публикацию решения суда о неправомерном использовании изобретения, промышленного образца, полезной модели или об ином нарушении его прав. В соответствии с правилами ст. 1407 ГК РФ решение суда о неправомерном использовании изобретения, промышленного образца, полезной модели или ином нарушении прав публикуется в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти. К правилам опубликования решения суда применяются положения п. 1 ст. 1252 ГК РФ. Требования об опубликовании решения суда предъявляются к нарушителю права.

Специфика исключительных прав такова, что ответственность за нарушение патента (контрафакцию) наступает только за правонарушения, непосредственно указанные в патентном законодательстве. Такой подход сложился исторически, так как на первом этапе развития патентного права в различных правовых системах главенствующую роль играла уголовная ответственность за нарушение патента, исключающая примерный или открытый перечень преступных деяний.

В настоящее время акценты сменились, на первый план вышла гражданско-правовая ответственность, которая в ряде стран является единственным видом ответственности за нарушение патента. Однако традиционный подход к формулировке перечней контрафактных действий остался прежним: они закрепляются в патентном законодательстве как исчерпывающие или закрытые.

Нетрадиционный подход к перечню контрафактных действий в российском патентном законодательстве чреват серьезными осложнениями, особенно в сфере уголовной ответственности за нарушение патента. Как известно, согласно статье 147 УК РФ "Нарушение изобретательских и патентных прав" незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца влечет за собой, помимо других более мягких наказаний (штраф, обязательные работы, арест), лишение свободы на срок до двух лет, а по квалификационным признакам (совершение деяния группой лиц по предварительному сговору; организованной группой) - на срок до пяти лет. Выходит, что Гражданский кодекс РФ открывает возможность привлечения к уголовной ответственности за деяния, непосредственно не указанные в законе, что грубо нарушает принципы возложения уголовной ответственности.

Открытый перечень нарушающих патент действий уже сказался, причем неблагоприятным образом, на содержании Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака". В пункте 10 этого Постановления Пленум ВС РФ указал: следует также считать незаконным использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия хотя бы одного из патентообладателей, поскольку порядок использования указанных объектов может определяться договором между обладателями патента.

Очевидно, что указанный случай является примером договорной ответственности, в соответствии с которой на виновную сторону могут возлагаться меры гражданско-правовой, а не уголовной ответственности. В приведенном случае сообладатель патента по своему статусу не может быть признан нарушителем патента, он может нести ответственность по правилам договорной (гражданско-правовой) ответственности.

Понятие использования изобретения, полезной модели или промышленного образца сформулировано в виде перечня способов такого использования.

В пункте 2 ст. 1358 ГК РФ изложен открытый (примерный) перечень способов использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, который одновременно в случае нарушения патента (контрафакции) играет роль перечня противоправных нарушающих патент (контрафактных) действий.

Указанный перечень необходимо рассматривать совместно с положением абзаца третьего п. 1 ст. 1229 ГК РФ, где дается общее определение контрафакции: использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами.

Что касается самого перечня способов использования изобретения, полезной модели или промышленного образца (или перечня противоправных (контрафактных) действий), то он по существу не претерпел никаких изменений. Сейчас этот перечень, включающий четыре позиции, выглядит следующим образом:

ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец;

совершение вышеуказанных действий в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом. Если продукт, получаемый запатентованным способом, является новым, идентичный продукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное;

совершение вышеуказанных действий в отношении устройства, функционирование (эксплуатация) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованным способом;

осуществление способа, в котором используется запатентованное изобретение.

В мировой патентной практике упомянутые выше противоправные (контрафактные) действия причисляются к так называемому прямому нарушению патента.

Самостоятельность указанных противоправных (контрафактных) действий заключается в том, что за каждое из них патентообладатель может преследовать нарушителя своего патента. Причем нарушителей может быть несколько, все зависит от конкретных обстоятельств дела.

В подпункте 3 п. 2 ст. 1358 ГК РФ закреплено положение, являющееся особенностью российского патентного законодательства в сфере защиты от нарушения патента (контрафакции). Согласно указанному положению использованием (в том числе незаконным) считается совершение действий по использованию в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется дополнительный способ. В практике экспертизы данное положение иллюстрируется следующим примером: если получен патент на способ обработки видеосигнала, у патентообладателя необходимо получить разрешение на ввоз, изготовление, применение, предложение о продаже, продажу, иное введение в оборот или хранение телевизоров, в которых аппаратно или программно реализуется такой способ обработки. Указанное положение существенно расширяет полномочия обладателей российских патентов на способ по защите своих имущественных интересов.

В пункте 3 ст. 1358 ГК РФ закреплены важные нормы об установлении фактов использования изобретения, полезной модели и промышленного образца. При этом установление факта использования объекта требуется как для квалификации нарушения патента (контрафакции), так и для других целей, в том числе для выплаты вознаграждения автору-работнику за служебное изобретение, служебную полезную модель и служебный промышленный образец (ст. 1370), для выплаты денежной компенсации за использование заявленного изобретения в период временной правовой охраны (ст. 1392), установления права преждепользования (ст. 1361), права послепользования (п. 3 ст. 1400).

В абзаце первом п. 3 ст. 1358 ГК РФ устанавливается, что понимается под использованием изобретения или полезной модели в продукте или способе: если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действия по использованию.

Формула изобретения или полезной модели служит критерием при установлении факта использования запатентованного изобретения или полезной модели, в том числе незаконного использования, т.е. нарушения патента (путем сравнения объектов, которые предположительно нарушают патент, с объектами, находящимися под охраной патента).

Кроме того, при толковании формулы изобретения или полезной модели может быть применена так называемая теория эквивалентов, согласно которой признаки считаются эквивалентными, если они выполняют одну и ту же техническую функцию для достижения одного и того же результата, хотя и отличаются по форме. Иными словами, при определении эквивалентности признаков учитывается их взаимозаменяемость.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >