Однородная и комплексная судебно-психиатрическая экспертиза

Судебно-психиатрические экспертизы составляют самостоятельный род судебных экспертиз, включенный в класс судебно-медицинских и психофизиологических экспертиз наряду с судебно-медицинской и судебно-психологической. На судебно-психиатрические экспертизы распространяются классификации, общие для всех судебных экспертиз. Вместе с тем они имеют и свое специфическое деление.

Однородные экспертизы проводятся представителями одной отрасли науки, а комплексные - экспертами, которые являются специалистами разных научных отраслей. Судебные психиатры обычно проводят комплексные экспертизы совместно с судебными психологами, судебными медиками, судебными сексопатологами.

Кроме того, в уголовном процессе по его стадиям и по органу, назначившему экспертизу, можно выделить: экспертизы на предварительном следствии и экспертизы в стадии судебного разбирательства; экспертизы, назначенные лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом, судьей единолично.

В связи с этим следует обратить внимание на неполное совпадение понятий "экспертиза, назначенная судом" и "экспертиза, проводимая в суде". Назначенная судом экспертиза может быть проведена как в суде (в зале судебного заседания или в ином помещении суда), так и в медицинском учреждении. В последнем случае само проведение экспертизы (экспертных исследований) ничем не отличается от экспертиз, порученных экспертам медицинского учреждения следователем, хотя порядок назначения экспертизы следователем и судом различен.

Данное обстоятельство значимо в том отношении, что для судебных психиатров "экспертиза в суде" есть экспертиза, судом назначенная и в суде проводимая, тогда как ст. 288 УПК "Производство экспертизы в суде", на которую при этом обычно ссылаются, имеет скорее более широкое содержание. Нормы этой статьи касаются прежде всего особого порядка назначения экспертизы в зале судебного заседания. Сами же экспертные исследования могут проводиться и вне суда (в медицинском учреждении).

В гражданском процессе судебно-психиатрическая экспертиза назначается только судом (судьей).

Одной из актуальных была и остается проблема правильного решения вопроса о том, какой по характеру исследований должна быть назначаемая судебно-психиатрическая экспертиза - однородной или комплексной. В статье будут рассмотрены лишь экспертизы по уголовным делам, поручаемые судебно-психиатрическому экспертному учреждению (отделению судебно-психиатрической экспертизы).

Производство судебно-психиатрических экспертиз по правилам, предусмотренным для государственных судебно-экспертных учреждений, осуществляют ныне судебно-психиатрические экспертные отделения. Они являются не самостоятельными учреждениями, а лишь структурными подразделениями медицинских учреждений (психиатрических больниц и психоневрологических диспансеров).

Начать целесообразно с законодательных основ рассматриваемой проблематики. Согласно требованиям ч. 1 ст. 200 УПК комиссионный характер однородной экспертизы определяется либо органом, назначающим экспертизу (следователем, судом), либо руководителем экспертного учреждения. По вопросу о том, кто определяет комплексный характер экспертизы (ст. 201 УПК), в процессуальном законе не говорится ничего. Однако поскольку законодатель относит комплексную экспертизу к разновидности комиссионной (ст. 23 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"), то следует признать, что комплексный характер экспертизы определяется теми же субъектами, т. е. следователем и судом, а также руководителем экспертного учреждения. При назначении конкретной экспертизы важно, чтобы ее характер был не только определен надлежащим субъектом, но и правильно выбран - адекватно экспертному заданию и предмету экспертизы. Практика свидетельствует, что следователи (судьи) принимают иногда ошибочные решения, способные осложнить производство экспертных исследований. Возникает вопрос: вправе ли руководитель судебно-психиатрического экспертного учреждения (отделения), считающий решение следователя (суда) ошибочным, самостоятельно менять однородную экспертизу на комплексную, и наоборот? Многие практические работники (следователи, судьи, эксперты) полагают, что такого права руководитель судебно-экспертного учреждения лишен, ибо определение исходных параметров назначаемой экспертизы - прерогатива назначающего ее субъекта. Если принять эту точку зрения, то картина предстает следующей. Характер экспертизы устанавливает тот, кто ее назначает. Поэтому в своем постановлении (определении) следователю (суду) надлежит прямо указывать, какую экспертизу он назначает - однородную или комплексную с точным обозначением ее наименования (например, "комплексная психолого-психиатрическая экспертиза").

Эксперты обязаны строго следовать этому указанию. Ни руководитель экспертного учреждения, ни эксперты менять характер порученной им экспертизы не вправе. Изменить его правомочен только субъект, назначивший экспертизу, и только в случаях, когда выявляется необходимость подобного изменения. На первый взгляд рассматриваемый вариант особых возражений не вызывает. При выборе характера предстоящей экспертизы следователь и судья в сложных случаях могут обратиться к соответствующей литературе (учебным и методическим материалам по судебной психиатрии), а также проконсультироваться с экспертами и специалистами. Так что в распоряжении следователя (суда) достаточно средств, чтобы принять правильное решение и избежать ошибки. Однако при более внимательном подходе выясняется, что проблема сложнее, чем представляется поначалу. Возможность привлечения специалиста с целью правильного формулирования экспертного задания ("для постановки вопросов эксперту") прямо предусмотрена законом (ч. 1 ст. 58 УПК).

Прежде всего в тех случаях, когда ошибка все же допущена, на ее исправление может потребоваться слишком много времени и сил. Например, в постановлении (определении) назначаемая экспертиза именуется "комплексной психолого-психиатрической", но перед экспертами поставлены вопросы, которые можно решить в рамках однородной экспертизы. Или наоборот - перед экспертами среди прочих поставлен вопрос, относящийся к компетенции психолога, но экспертиза почему-то названа судебно-психиатрической, т. е. однородной и не предполагающей участия в ее производстве эксперта-психолога. Если строго придерживаться позиции, по которой характер экспертизы должен устанавливаться тем, кто ее назначил, то эксперты, обнаружив ошибку, должны заявить перед субъектом, назначившим экспертизу, соответствующее ходатайство. Его удовлетворение предполагает вынесение нового постановления (определения), содержащего правильное наименование экспертизы. И здесь могут возникнуть трудности.

Например, при назначении экспертизы судом. Для разрешения ходатайства экспертов об изменении ее характера необходимо созывать судебное заседание, проводимое по правилам ст. 283 УПК с участием всех субъектов процесса, чьи права и законные интересы эта экспертиза затрагивает. Не исключено, что для дачи пояснений потребуется вызов самих экспертов. Соблюдение всех этих условий сопряжено с дополнительными усилиями, которые к тому же могут значительно увеличить время производства экспертизы. Однако основное затруднение в другом. Тот, кто назначает судебно-психиатрическую экспертизу, не всегда в состоянии определить, какой ей следует быть - однородной или комплексной. Приведем наглядный пример. На экспертизу из-за сомнений во вменяемости направляется несовершеннолетний обвиняемый (п. 3 ст. 196 УПК). Характер предполагаемого психического нарушения ко времени назначения экспертизы не вполне ясен и может проясниться лишь в процессе ее производства. Если в ходе экспертных исследований будет диагностировано тяжелое психическое расстройство, то экспертные вопросы можно решить с помощью однородной психиатрической экспертизы. Если расстройство оказывается менее глубоким, то, вероятнее всего, потребуется комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, а при появлении необходимости установить неболезненное отставание в психическом развитии (ч. 3 ст. 20 УК) психолого-психиатрическая экспертиза уже обязательна. Как видим, характер экспертизы (однородная или комплексная) в приведенном случае нельзя определить до начала ее производства, причем по объективным и неустранимым на тот момент причинам. Отмеченное обстоятельство делает проблему выбора характера экспертизы крайне сложной и не всегда предсказуемой. Некоторые практические работники полагают, что в случаях назначения комплексной экспертизы вместо полагающейся однородной трудности не возникают. Ведь если эксперты выяснили, что комплексная экспертиза не нужна, то им достаточно указать на это обстоятельство в своем заключении. Но кто и как должен это сделать? Тут суждения практиков расходятся.

По мнению одних, эту часть заключения следует составлять и подписывать экспертам-психологам, так как вопросы, необходимость в которых отпала, были адресованы им. По мнению других, подписи должны ставить только психиатры, ибо психологи не проводили экспертных исследований, а значит, они не правомочны подписывать заключение. Существует и третья точка зрения: раз требование следователя (суда) о производстве комплексной экспертизы обязательно для экспертов, то психологи, путь даже формально, но обязаны выполнить его, проведя свои исследования. Противники приведенной точки зрения справедливо отмечают непродуктивность подобных действий, которые ведут к бессмысленной трате сил, удлинению сроков экспертизы и нарушению прав лиц, подвергаемых ненужным исследовательским процедурам. И тем не менее некоторые следователи и судьи упорно настаивают, чтобы назначенная ими комплексная экспертиза непременно была проведена, даже когда очевидно, что нет необходимости в ее производстве.

Во избежание подобного рода осложнений и разногласий, а также принимая во внимание объективный характер трудностей, которые возникают в рассматриваемой сфере, решение анализируемой проблемы представляется иным. Состоит оно в следующем. В случаях, когда при назначении судебно-психиатрической экспертизы ее характер (однородная или комплексная) определить затруднительно, следователь (суд) именует ее в своем постановлении (определении) судебно-психиатрической. Любая экспертиза, поручаемая судебно-психиатрическому экспертному учреждению (отделению), непременно является судебно-психиатрической, причем как однородная, так и комплексная - психолого-психиатрическая, сексолого-психиатрическая и другие. "Непсихиатрических" экспертиз, например, однородных судебно-психологических, судебно-психиатрические экспертные учреждения не проводят. Отсюда, какой бы в конечном итоге ни оказалась экспертиза, ее первоначальное наименование (судебно-психиатрическая) будет адекватным. Состоящие в их штате психологи проводят комплексные психолого-психиатрические экспертизы, точнее, психологическую часть названных экспертиз.

Далее в постановлении (определении) о назначении судебно-психиатрической экспертизы указывается, что руководитель экспертного учреждения вправе привлекать судебных экспертов других специальностей из числа своих сотрудников, если это необходимо для решения экспертных вопросов. Это право руководителя судебно-экспертного учреждения прямо следует из закона (ч. 2 ст. 199 и ч. 1 ст. 200 УПК). Фактически вопрос о том, потребуется или нет участие в этой судебно-психиатрической экспертизе экспертов других специальностей (и если да, то каких), будет решаться на этапе проведения экспертных исследований руководителем экспертного учреждения. Указанный способ поручения производства экспертизы экспертному учреждению позволяет делать это, не нарушая норм УПК. Под ними имеются в виду как вопросы, поставленные следователем (судом), так и вопросы, решаемые в порядке экспертной инициативы на основании п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК.

Поскольку характер экспертизы проясняется в процессе проведения экспертных исследований и к моменту ее окончания становится однозначно определенным, то в экспертном заключении она именуется уже предельно конкретно: "судебно-психиатрическая экспертиза", "комплексная психолого-психиатрическая экспертиза" и т. п. В экспертной практике встречаются случаи, когда преобразование назначенной поначалу однородной судебно-психиатрической экспертизы в комплексную вызывает недовольство и жалобы со стороны испытуемых (лиц, подвергающихся экспертизе). Они считают, что их права нарушены, ибо при назначении экспертизы им была сообщена не вся информация относительно исследований, которым им надлежало подвергнуться. Напомним, что информировать испытуемого о методах экспертного исследования требует закон - ст. 35 ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". Причем лица, направляемые на экспертизу только с их согласия (например, свидетели), указывают, что они могли бы отказаться от ее прохождения, знай они заранее, что им предстоит подвергнуться неким дополнительным исследованиям в рамках комплексной экспертизы. Однако претензии такого рода следует признать безосновательными. Закон не требует информировать испытуемого в момент направления его на экспертизу о каждом методе исследования. Подобное информирование невозможно даже при однородной экспертизе.

Никто не может заранее точно определить объем предстоящих исследований, ибо он во многом зависит от особенностей экспертного случая. При выдвижении и проверке одних экспертных гипотез могут потребоваться одни исследования, при выдвижении и проверке других - во многом иные. Поэтому гарантии прав испытуемого в рассматриваемом аспекте заключаются в том, что закон: 1) определяет основные условия применения экспертных методов в отношении человека (живого лица) и накладывает в этой сфере некоторые ограничения (ст. 31 ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"); 2) обязывает экспертов информировать испытуемого о тех экспертных методах, которые оказались необходимыми именно для этой конкретной экспертизы. Если же испытуемый относится к числу участников процесса, которые могут направляться на экспертизу только с их согласия, то он вправе отказаться от ее прохождения в любой момент (до начала экспертных исследований, во время их проведения) и по любому мотиву, включая мотив не удовлетворяющей его информированности о предстоящей экспертизе, мотив нежелания подвергаться каким-то конкретным исследованиям и т. п. Так что рекомендуемый нами способ назначения судебно-психиатрических экспертиз не противоречит закону и не нарушает прав граждан.

В последнее время поднятые в статье проблемы актуализировались в связи с принятием нового законодательства, затрагивающего вопросы однородной и комплексной судебно-психиатрических экспертиз. Так, 2 марта 2012 г. вступил в силу ФЗ от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних" (далее - ФЗ от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ). Одно из внесенных изменений состоит в том, что ст. 196 УПК ("Обязательное назначение судебной экспертизы") дополнена п. 3.1. Теперь назначение и производство судебной экспертизы обязательны также в случаях, когда необходимо установить "психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше восемнадцати лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии)". Во исполнение указанной нормы УПК следователи и суды стали в массовом порядке назначать комплексные сексолого-психиатрические экспертизы, поручая их производство судебно-психиатрическим экспертным учреждениям (отделениям), что породило большие трудности. В нашей стране сексологов, компетентных в производстве судебных экспертиз, очень мало, и далеко не у каждого судебно-психиатрического экспертного учреждения есть в штате такой эксперт. Между тем эти трудности, оказавшиеся неожиданными для многих судебно-психиатрических экспертных учреждений, возникли фактически на пустом месте.

В подавляющем большинстве случаев не было никакой необходимости назначать именно сексолого-психиатрическую экспертизу. Дело в том, что действующая классификация болезней <5> относит педофилию к категории "психических расстройств и расстройств поведения", диагностика которых входит в компетенцию психиатра. Это обстоятельство законодателем учтено. В самом Федеральном законе от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ экспертиза, проводимая с целью установления педофилии, именуется "судебно-психиатрической" <6>. Следовательно, в случаях, предусмотренных п. 3.1 ст. 196 УПК, необходимо назначать судебно-психиатрическую экспертизу, поручаемую судебно-психиатрическим экспертным учреждениям (отделениям). Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике.

Правда, в отдельных сложных случаях для правильной диагностики все же может потребоваться сексолог. Поэтому при назначении судебно-психиатрической экспертизы в порядке п. 3.1 ст. 196 УПК в постановлении (определении) следует указывать, что руководитель учреждения вправе привлекать к ее производству экспертов других специальностей из числа своих сотрудников. Это позволит руководителю в необходимых случаях привлечь эксперта-сексолога. Если сексолога в учреждении нет, то руководитель вправе ходатайствовать перед органом, назначившим экспертизу, о включении в состав экспертной комиссии сексолога из числа лиц, не работающих в экспертном учреждении, на основании ст. 15 ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". При этом сама экспертиза становится комплексной (сексолого-психиатрической). Сходным путем надлежит поступать по делам об отсрочке отбывания наказания больным наркоманией (ст. 82.1 УК). Наркомания, как и другие формы зависимости от психоактивных веществ (ПАВ), отнесена упоминавшейся нами Международной классификацией болезней (МКБ-10) к категории психических расстройств и расстройств поведения. Поэтому для установления наличия у обвиняемого наркомании его следует направлять на судебно-психиатрическую экспертизу, а не на судебно-наркологическую и не на комплексную судебную нарколого-психиатрическую экспертизу. В целом же вопрос о том, является судебно-наркологическая экспертиза самостоятельным видом судебных экспертиз медицинского профиля или она не более чем разновидность судебно-психиатрической экспертизы, в современной судебной психиатрии остается дискуссионным.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >