ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

В книгах для подростков следует обратить внимание на мир, который преобладает в таких произведениях. Это особое пространство, в котором комфортно детской душе. По словам Ю.М. Лотмана, «язык пространственных представлений» в литературном творчестве «принадлежит к первичными основным»[37, с. 12]. Эта форма отражения действительности привлекает читателя за счет особенностей описания.

В литературных произведениях, созданных в различных жанрах, по-разному изображается художественное пространство. В небольших по объему рассказах и повестях описывается реально существующее пространство. Характерным для подростковых произведений является пространство школы. Отношение к ней разное. Если школу понимать в классическом ее виде - это пространство чаще с негативными характеристиками. В повести Ирины Костевич «Мне 14 уже два года» девочка попадает в новую школу и почти сразу становится изгоем. Класс и учителя объявляют ей бойкот. Пространство показано как враждебное, неродное, из него хочется сбежать и девочка убегает в диспансер к больным детям. Там ей хочется творить, появляется вдохновение. В «Классе коррекции» Е.В. Мурашовой образ школы сконцентрирован в одном классе, в котором собраны дети со сложностями в развитии. Этот седьмой «Е» класс, последний для школьников, так как восьмого класса для таких детей нет.Ученики находятся в ситуации выбора своего пути, кого-то переведут в другую школу, кого-то в другую параллель, кто-то будет вынужден закончить обучение и выйти во взрослую жизнь или отправится на лечение в психиатрическую клинику. Такое пограничное состояние сближает подростков, они понимают, что счастливое будущее для каждого из них маловероятно. Их класс - это своеобразный «минимир», в котором нет места обыкновенному человеку. Кто бы ни пытался проникнуть в него, все попытки безуспешны: учителя теряют терпение, ученики из других классов не интересуются жизнью инвалидов, родители боятся общаться с одноклассниками своих детей.

Выходом из ужасающего окружения становится переход героев в вымышленное пространство. Оно наделено всеми чертами, которых не хватало в реальном мире. Там полноценные люди, там свет, а не серость. Двоемирие в подростковых произведениях становится способом дать персонажам и - главное - читателям надежду на то, что многие проблемы разрешимы, что мир состоит не только из темных сторон. Вымышленному пространству в повести Е. Мурашовой противостоит пространство школы. Оно описывается без лишних эмоций, без света и ярких красок (в отличие от вымышленного мира): это здание из стекла и бетона, которое стоит «на пустыре посреди новостроек и вся напоминает чью-то (забыл, чью) мечту: здание из стекла и бетона, огромные окна от пола до потолка, на полу -- блестящий желтый линолеум цвета детского поноса, на стенах нарисованы картины счастливого детства. В классах много цветов с большими кожистыми листьями, в глазированных горшках. Не знаю, как они называются, но один ботаник из старшего класса как-то объяснил мне, что эти цветы растут в каких-то американских пустынях, где больше вообще ничего не растет. Теперь я понимаю, почему они у нас в школе выжили и все заполонили» [39, с. 60]. Это пространство, где не живут, а выживают.

Если у Е.В. Мурашовой фигурирует характеристика школы, как пространства, то белорусский дуэт А. Жвалевского и Е. Пастернак рассматривают школу не как пространство, а как мир, способ существования, жизни. Этот мир требует защиты в повести «Хочу в школу!». Уже само заглавие говорит об отношении к школе главных героев. Здесь мы не увидим классических школьных устоев, школа - место всестороннего и самостоятельного развития ученика, учителя не наставники, а друзья, советчики, сверстники сплоченный коллектив, где все за одного. Нет оценок, конкуренции, все это заменяет стремление дойти до истинных знаний и поделиться ими. Этот школьный мир находится под угрозой закрытия, перевести учеников в обычные классы - означает убить в них все стремления. Само помещение является символом культуры для учащихся.

Школе будущего, какой воспринимается любимая детьми гимназия, противопоставляется в повести обыкновенная школа, каких много в нашей действительности. Это не враждебный мир для подростков (как в повести Е. Мурашовой), но и не гармоничный, творческий, какой, по мысли авторов и читателей, должна быть школа. Важной представляется мысль писателей о том, что подростки могут влиять на тот мир, который их окружает. Герои произведения пытаются изменить некоторые правила традиционной школы, в которой они вынуждены учиться: для них школа - это пространство, в котором они взрослеют.

Кроме школьного, в подростковых произведениях изображается пространство дома (квартиры) и пейзаж. Природное пространство, как правило, связано с ситуацией отдыха. Оно открытое, неограниченное, связанное, как правило, с летом, морем, приключениями. В таких произведениях можно увидеть целую палитру летних пейзажей, например, в сборнике Н. Евдокимовой «Лето пахнет солью». Автор показывает красоты крымского побережья: «Море шумело где-то внизу, и отсюда, с высоты, оно казалось настоящим. Нет, оно и раньше было настоящим, но здесь… Из прозрачно-голубого превратилось в сочно-изумрудное, пенистое, цельное. Если бы Ленке когда-нибудь понадобилось описать это словами, то она бы только вздохнула и не говорила ничего, потому что ее слов для такого большого моря не хватило бы…» [23, с. 12].

Пейзаж является и способом передачи напряженности действия или эмоций героев.

С пространством родного дома, квартиры тесно связан мотив утраты, разрушения, потери. И. Костевич в повести «Мне 14 уже два года» начинает повествование с потери героиней дома. Далее начинаются трудности: девочка вынуждена перейти в другую школу, расстаться с родителями, адаптироваться к новому коллективу. Если начало связано с мотивом утраты, то финал - обретения.

Пространственная организация фантастических и реалистических произведений имеет ряд особенностей. Фантастика активнее реалистической литературы использует все возможности художественного пространства: волшебные перемещения, наполнение неожиданными деталями, деление на части, уменьшение и увеличение. А. Слаповский в романе «Пропавшие в Бермундии» наделил волшебное пространство сознанием. Страна Бермундия воплощала в жизнь все невольные мысли героев, заставляя их тем самым испытывать массу неудобств. В этом произведении пространство выступило в качестве действующего лица, наделенного мышлением и способного действовать и вступать в конфликт с героями. Реальное пространство в романе или граничит с вымышленным или полностью им подменяется. Оно наделено волшебными свойствами, может деформироваться. Все повествование книги построено на основе странствия. Это способствует динамике сюжета.

В реалистической литературе пространство является одним из способов создания персонажей, характеризует их внутреннее состояние.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >