Введение

6 июня, 1799 год. Обычный летний день. Москва. Ничто не предсказывало особенного явления. И вот - Александр Сергеевич Пушкин.

Неординарная личность. Звезда. Как «обозначить», «определить» пушкинский гений? Непросто, так как любое определение - это уже отрицание и ограничение. А дух творчества Поэта всегда утверждение. Мы постигаем Пушкина, как познаем жизнь: мы его «пропускаем через себя», мы в него «вживаемся»…

Александр Блок так определяет творца: «Что такое поэт? Человек, который пишет стихами? Нет, конечно. Он называется поэтом не потому, что он пишет стихами; но он пишет стихами, то есть приводит в гармонию слова и звуки, потому что он - сын гармонии…»

Вот ответ и основа. Опора и находка - Гармония! Еще древние определяли ее, как единство противоположностей. Гераклит видел в ней сочетание «противоположных напряжений», как в мелодии и грозе. Гармония в отличие от унисона - богатство мотивов, обилие тем, плодотворная борьба противоречий. Кто пришёл к гармонии, тот познал откровение.

Истоки

Все мы родом из детства. Давайте окунемся немного в детство поэта. Мальчик Саша Пушкин рос задумчивым и впечатлительным, что вызывало у родителей недоумение. Между тем эти черты свидетельствовали о ранней внутренней сосредоточенности будущего поэта, о его полном погружении в свой уникальный, еще детский, но уже сказочный мир. Впоследствии все изменилось: он стал живым, шаловливым ребенком, поражавшим родителей своим пылким нравом, необыкновенной памятью и не по годам развитым умом.

В научных источниках существует две версии о детстве Пушкина. Согласно одной из них, у поэта не было детства. Известный русский культуролог и литературовед Ю.М. Лотман говорит нам о поэте, что «он был человек без детства В этой точке зрения как бы иносказательно выражена мысль о том, что родители, особенно мать, недостаточно занимались ребенком, что в детской жизни Пушкина было мало материнской и отцовской ласки, интимной прелести, которые окрасили бы всю последующую жизнь теплыми, нежными и сокровенными, дорогими сердцу воспоминаниями.

Иные авторы-исследователи, такие как Л. Гроссман, Н. Скатов считают, что детство поэта было обычным, соответствующим времени и эпохе. Родители, несмотря на житейскую суету, беспорядочность воспитания детей, заботились о них. Мать во время пребывания Пушкина в Лицее довольно часто приезжала в Царское Село. Поэтому, ее якобы безразличное отношение к сыну все таки было неверным. Домашнее воспитание Пушкина было обычным для большинства дворянских семей. Родители читали детям французские книги и разговаривали дома только по-французски. Детям они дали французское воспитание, пригласив гувернанток и гувернеров. Хотя, по некоторым свидетельствам, в раннем детстве поэт почти не говорил по-русски, живая связь семейства с русской культурой не была прервана. «Проклятое французское воспитание», о котором с горечью впоследствии упомянул Пушкин, не было единственным в его детстве. Русская культура была для поэта такой же естественной литературной средой, как и французская.

Известны предки поэта: со стороны отца - Пушкины, по линии матери - Ганнибалы. Любил маленький Саша по вечерам слушать неторопливые рассказы бабушки о роде Ганнибалов. Прадед, Ибрагим, «арап Петра Великого», мальчиком попал в Россию и служил затем Петру I. Бабушка, Мария Алексеевна, умела красочно и живо рассказывать внуку о старинной жизни бояр, о знаменитом «арапе», о забавных случаях из жизни Петра I… Когда внуку исполнилось 5 лет, бабушка стала учить его русской грамоте - писать и читать. Сын Ибрагима, дед Пушкина, адмирал Иван Ганнибал, стал знаменитым в результате победы над турками в морском сражении под Наварином. Поэт всегда гордился своими предками, и Пушкиными, и Ганнибалами, чьи имена несколько позже отражались в его произведениях («Арап Петра Великого», «Борис Годунов» и др.). Бабушка писала о своём внуке следующее: «Не знаю, что выйдет из моего старшего внука. Мальчик умён и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой сдаст порядком; то его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг так развернётся и расходится, что ничем его не уймёшь: из одной крайности в другую бросается, нет у него середины.» Но как увидела Русь - существо пушкинского духа есть утверждение. Мы постигаем Пушкина, как постигаем жизнь: мы его «переживаем», мы в него «вживаемся», «прикипаем».

Всем известна огромная роль в формировании личности Пушкина-поэта другой женщины - Арины Родионовны, няни маленького Саши. Меткие обороты речи, мелодичность сказов и легенд, русские народные песни и сказки, пересыпанные поговорками и пословицами - всё неоценимое богатство русского языка раскрывалось перед мальчиком из уст Арины Родионовны. И не случайно будущий поэт называл её «мамушкой», впоследствии посвятил ей много нежных строк.

Также немалую роль сыграл дядька Никита Козлов, прошедший с Пушкиным весь его жизненный путь. Благодаря бабушкам, дядьке и общению с крестьянскими детьми Пушкин выучился русской грамоте, усвоил дух и склад родной речи. «Преданья старины глубокой», рассказываемые бабушкой, няней, уживались с чтением иностранной и отечественной литературы. Пушкин в отличие от своих сверстников был наделен необыкновенными творческими способностями. И немаловажно, что атмосфера родительского дома стала замечательной умственной школой для пытливого ребенка.

Как уже сказано выше, основным вдохновителем сказок считают няню поэта, Арину Родионовну. Но существуют интересные факты, что Александр Сергеевич с огромным удовольствием слушал певцов и сказителей на ярмарочных гуляньях и базарах. А также весьма занимательно, что в его бумагах имеются конспективные заметки, записи услышанных им сказок и легенд.

В исследовательских работах очень часто стоит вопрос об источниках литературного произведения. Вот что говорит об этом М.К. Азадовский: «Цикл сказок 1831-1834 гг., начинающийся «Сказкой о царе Салтане» и завершающийся «Сказкой о золотом петушке», - занимает совершенно исключительное и особое место в творчестве Пушкина, так как с ним связываются представления о важном и значительном переломе в его творчестве. Из биографии Пушкина известно, что огромный интерес к народной поэзии и в частности к сказкам он проявил в период ссылки в с. Михайловском, в 1824-1826 гг. От этого времени сохранилось его письмо к брату Льву, где он пишет: «Знаешь ли мои занятия? До обеда пишу записки, обедаю поздно; после обеда езжу верхом, вечером слушаю сказки - и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!»

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >