Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Элементы символической культурной политики

Теоретические основания исследования

Эволюция теорий символической политики

Отцом-основателем большинства современных теорий символической политики является Эдельман Мюррей, который в своих работах противостоял доминирующей на тот этап времени теории рационального выбора, доказывая, что правительства влияют не только на саму реальность, но и на то, как люди её воспринимают, а также на их интересы и ожидания, измененяя их в соответствии со своими потребностями Edelman M. Politics as symbolic action. Mass arousal and quiescence. - Chicago: Markham publishing company, 1971. - 188 p.. С его точки зрения, это обьяснялось тем, что люди воспринимают реальность основываясь на символах, которые не только эту самую реальность искажают, но и в некоторой степени создают её. Вскоре после этого символический подход был использован многими исследователями, работавшими в поле конфликтологии (Harrison SHarrison S. Four types of symbolic conflict // The journal of Royal anthropological institute. - Chichester etc., 1995. - Vol. 1 №2. - P. 255-272., Kaufman S.J Kaufman S.J. Escapin the sympolic politics trap: reconciliation initiatives and conflict resolution in ethnic wars // Journal of peace research. - L,. 2006. - Vol. 43 № 2. - P. 201-218.), публичной политики (Cohen J.E Cohen J.E. Presidential responsiveness and public policy-making: the public and the policies that presidents choose. - Ann Arbor: Univ. of Michigan press, 1999. - 304 p.., Schneider A. L. и Ingram H.Shneider A.L., Ingram H. Social constructions in the study of public policy // Handbook of constructionist research / Ed. By Holstein J.A., Gubruim J.F. - N.Y.: The Guilford press, 2008. - P.189-211), коммуникаций (Gamson W.A. и Stuart D.Gamson W.A., Stuart D. Media discourse as a symbolic contest: the bomb in political cartoons // Sociological forum. - N.Y., 1992. - Vol. 7, № 1. - P. 55-86), теорий коллективного действия (Brysk A.Brysk A. «Hearts and minds»: bringing symbolic politics back in // Polity. - Basing-stoke, 1995. - Vol. 27, №4 - P. 559-585) и так далее, в основном как инструмент эмпирического анализа и описанияСимволическая политика. Выпуск 1: Конструирование представлений о прошлом как властный ресурс / Под ред. Малиновой О.Ю - M.: ИНИОН РАН, 2012. -С..8.

В политологии восприятие символического элемента политики исследователями в основном базировалось на работах Х. БлумераBlumer H. Symbolic interactionism. // Englewood Cliffs //Prentice-Hall Inc. - 1969., в которых он концентрировался на важности интерпретативных способностей индивидуумов. В свою очередь, и Эдельман и Блумер использовали работы Джорджа Герберта Мида и его теории символического интеракционизма, в рамках которой основное внимание уделялось «человеку интерпретирующему».

Следующий значительный шаг был предпринят Пьером Бурдьё в его работах 1970-ых годов, в которых он определил власть как возможность мобилизировать капитал и обозначил четыре вида этого капитала, последним из которых являлся капитал символический, который обозначал «…предел, до которого индивидуум обладает властью устанавливать, называть и определять кто есть кто. Символическая власть основывается на признании…» Bourdieu P. The forms of capital.(1986) //Cultural theory: An anthology. - 2011. - С. 81-93.. Бурдьё также был тем, кто аргументировал, что для того, чтобы понять, как люди действуют, необходимо исследовать то как они воспринимают мир вокруг себя. Это восприятие основано на различных факторах социальной системы, в которой находится индивид - как на личных, так и на других. В связи с этим, восприятие мира происходит одновременно объективно (так как существуют объективные структуры, которые не зависят от субъектов восприятия) так и субъективно.

Тем самым, авторы, которые выступали в качестве пионеров исследований в области символической политики попытались отказаться от ряда дихотомических противопоставлений, которые задавали границы теоретических лагерей в социальных науках (к примеру, они отошли от презумпции существования жёстких границ между субъектом и объектом, индивидуальным и коллективным, материальным и идеальным), а также использовали интерпретативные подходы, при этом не отказываясь от цели изучения повторяющихся и устойчивых социальных связей.

Многие современные исследователи продолжают интерпретировать символическое как неотъемлемую часть социальной реальности, и занимаются изучением процесса «конструирования воззрений на мир, которые в свою очередь участвуют в конструировании этого мира»Бурдье П. 2007. Социология социального пространства. СПб.: Алетейя. 288 с..

В современной российской политологической традиции одними из ключевых работ в поле символической политики являются работы С. П. Поцелуева, который определяет последнюю как уникальный способ политической коммуникации, используя который власть легитимирует себя создавая «субституты» реальных политических действий и решений.Поцелуев С. П. Символическая политика как инсценирование и эстетизация //Полис. - 1999. - Т. 5. Сам термин «субститут» использован с целью заострить внимание на существовании двух измерений политики - символическом и материальном. Несмотря на то, что они постоянно взаимодействуют и зависят друг от друга, особенно в современных обществах, где СМИ покрывают политические процессы почти полностью, они всё равно обладают рядом существенных отличий.

Ещё один важный подход к пониманию природы символической политики в рамках российской политологической традиции выражен в работах Малиновой О. Ю, в которых утверждается, что символическая политика является не противоположной «реальной», но специфическим аспектом последней. Это, с точки зрения автора, лучше всего видно в контексте так называемой «политики памяти»Малинова О. Ю. Тема прошлого в риторике президентов России // Pro et Contra. - 2011. - Т. 15, №3-4 (май-август) - С. 106-122, в которую входит множество политических действий, которые базируются на отсылках к прошлому. Важной частью такой политики, к примеру, являются исторические праздники (День Победы). Другими словами, символическая политика определяется Малиновой О.Ю. как «деятельность, связанная с производством определённых способов интерпретации социальной реальности и борьбой за их доминирование».Малинова О.Ю. 2012. Символическая политика: Контуры проблемного поля. - Символическая политика. Вып. 1. М.: ИНИОН РАН. С. 5-16.

Ещё одним важным подходом, который распространён среди некоторых российских исследователей является теория, согласно которой культура является памятью человеческого сообщества, однако не является врождённой биологически. Согласно этой теории, принятие определённых культурных феноменов обществом обозначает их включение в коллективную память, а их забывание - исключение. Примечательно, что эта коллективная память воспринимается как текст, что придаёт особую важность уничтожению подобных текстов, но также предполагая, что такое уничтожение всегда сопровождается созданием новыхЛотман Ю. М., Успенский Б. А. К семиотической типологии русской культуры XVIII века //Из истории русской культуры. - 1996. - Т. 4. - С. 425-447..

Также, на данную работу оказали значительное влияние работы в области социальной мифологии, практическую (праксиологическую) подсистему которой образуют символы, мифы, ритуалы, игры, сказки и магия.Иванов А. Г. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА СОЦИАЛЬНОЙ МИФОЛОГИИ //Научные проблемы гуманитарных исследований. - 2011. - №. 4 - С.253 Ключевыми положениями социальной мифологии, используемыми в рамках этого исследования является идея временного начала («начала времён») мифаТам же, - С. 254 - некой точки отсчёта, с которой начинается его развитие, что представляется достаточно важным в контексте данной работы (подобная терминология, несомненно, несколько перекликается с так называемым «мифом происхождения нации», который понимается как определённый исторический момент, в который нация сформировалась в её современной форме) Schopflin G. 1997. The functions of myth and a taxonomy of myths. - Myths and nationhood / Ed. by G. Hosking, G. Schopflin. - N.Y.: Routledge etc. - С. 33-34, а также специфическое понимание самой социальной мифологии и мифа. Социальная мифология в рамках данной парадигмы понимается как «…довольно сложная динамично развивающаяся целостная система с устойчивой структурой и характерным набором компонентов; данная система активно взаимодействует с внешней средой, и большое значение при этом имеет точка зрения субъекта»Тамже, - С. 255, а миф - как «…неразложимая социально-психологическая целостность, в которой выражаются стремления, чувства, интересы, интуитивная убеждённость социальной группы - объединяющий и побуждающий к действию эмоционально-психологический императив, основанный не на знании и детерминистских схемах, а на вере»Там же.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее