Деррида

Деррида обладает кантового масштаба склонностью утаивать прописные истины. Этим склонением, или согбением, он, впрочем, основательно гордится, равно же он горд своим причастием всем остальным монструозностям классической новоевропейской философии. Путь Деррида от Гуссерля к Декарту и обратно вполне им обтоптан. Не будем слишком утомлять читателя стилистическими переходами этого "африканского ганнибала", Альпы все ж не перешедшего, однако, его "боевые слоны" вполне узнаваемы. "След", "зола", "шелуха", "запаздывание", "удаление" , "необнаружимость", - таковы возбуждающие резонанс категории Деррида.

Ну, это мы уже видели, знаем... Так, может. Деррида обеспокоен этим странным тяготением разума к смерти. Вовсе и нет! Деррида и этого мало, ему бы встретить смерть "лицом к лицу". "То, что называется жизнью - пишет он от своего лица, хотя обычно предпочитает прятаться за комментарий к цитате, - не встречает лицом к лицу, и в этом новое осложнение, что-либо, что было бы для него противопоставимым предметом: смерть..."

Да-с... осложненьице-с... И ведь новое-с? Нужен доктор-фарма-конических деконструкций.

Кстати, зачем? Может быть, наш деконструктор желает сразиться со смертью или хотя бы дать ей пинка? О, как бы это было благородно!

- Никак нет, ваше благородие, господин читатель...

Деррида, напротив, говорит, что науке (читай, философии как науке) вовсе не обязательно, чтобы что-то там вообще обладало жизнью. Он ищет смерть, всего лишь, любопытства ради, а также, чтобы присоседиться к преуспевшим ранее мертвым ученым. "...все науки, которые завоевывают свою научность без запаздывания и без остатка, суть науки о мертвом... между мертвым и статусом научного объекта имеется некая со-причастность, в которой мы заинтересованы и которая затрагивает интерес к знаниям".

Четэдэ (что и требовалось доказать), как говорят школьные учителя математики.

  • - А как же жизнь-то? - воскричит пытливый ум, - ну хоть в смысле "от обратного"?
  • - Э-э, батенька, тут и говорить не о чем. Фи... жизнь... только давайте не будем об этой копошащейся под моими ногтями черни! Хотя... постойте... жизнь-жизнь-жизнь... это, кажется, что-то из области биологии?

И тут Пост-Философа неожиданно прорвало.

"...называемый живым субъект биологического дискурса является составной частью, будь то в качестве стороны получающей или же получаемой, инвестируемого поля - вместе с огромным философским, идеологическим, политическим опытом, со всеми задействованными в нем силами, со всем, что потенциализируется в субъективности биолога или сообщества биологов".

Ничего более умо(з)рительного я пока что не смог найти в анналах, гордящейся подробными записями эксцессов мысли, философской библиотеки! православный сребролюбие имущественный россия

Если внимательно вчитаться в (возможно бестолковый) перевод, можно с бесконечным удивлением осознать, что так "называемый живым" биолог, обученный, правда философским и прочим окологуманитарным терминам, является составной частью (sic!) инвестируемого поля сообщества биологов. В этом суть. Правда, чтобы ему "потенциализироваться" финансово в своем научном "обменном пункте", он должен иметь и сохранять "субъективность", то есть, как я понимаю, чисто-родиться на свет божий и продолжать там чисто-жить. Чисто, это, я полагаю, вненаучно. Иначе - конец грантам и инвестициям - и социально-голодная смерть!

Вволю отсмеявшись, я все же задам свой риторический вопрос:

И это все? По-моему, очищенный от шелухи силлогизм, при всем своем житейском масштабе, не отличается большой силой обобщения.

Конечно, можно предположить, что переводчик все же напутал, а имелось ввиду, что "живой" биолог - это составная часть научно-биологического дискурса со всеми наворотами и т.д., но сути дела это исправление не меняет. Тот факт, что биолог изъясняется с коллегами, так сказать, "биологическим языком", нам тоже не в новинку. Да и сомневаюсь я, что "живизна" человека растолковывается его профессиональными особенностями, хотя одного из моих университетских профессоров за быстроту сопутствующих мысли жестов прозвали "Живчиком".

Сообщу еще одну глубокую мысль, напрямую навеянную этим пассажем. Биолог, который уже не участвует никак в жизни своего научного сообщества - скорее всего, мертв для науки! А тот, кто не имеет, в добавок к биологическому, огромного философского, идеологического и политического опыта - полумертвец! Такому в сообществе не потенциализироваться никогда!

Впрочем, от батюшки Канта мы уже знаем, что крайние и самые радикальные философские выводы, предназначенные "для всех людей", не должны переходить положенных им пределов строгой и чистой банальности. Но, Боже мой, кто? Кто, кто, кроме разнесчастного студента философского факультета раскроет "Ухобиографии" и дочитает их до 46-й страницы в русском издании "Академического проекта"?!!

Для каких таких "всех людей" пишет Деррида, что он столь мозгодробительно-расплывчато формулирует наивности? Неужели ему все еще не хватает почетных академиков из легиона сакрально тупых бывших и действующих мэров и президентов? Причем президентов не только государств, но и коммерческих товариществ с ограниченной ответственностью! Когда-то "отологическое" присутствие властвующей знати на научном диспуте знаменовало формальный общественный интерес к обсуждаемой проблеме, ныне Деррида требует от ученого-биолога какого-то "огромного" политического и идеологического опыта, поэтому - на кафедру! - Горби и Буш-младший, тьфу на эту грамматофакию, то есть, громофонию! Шварценатор и Рома-Чукча, бросайте свои гантели и футбик, идите возглашать супернаучные догмы! Уважуха чисто-конкретно! И никому и в голову не придет разбираться в той хрени, что ты лепишь с ректорской трибуны.

То, как доказать, что Сократ - человек, нас научили очень давно, причем без всякого примерно инвестируемого налогоплательщиками сообщества философо-биологов. Или Деррида претендует на первооткрытие политического первобиолога, следуя шаг в шаг за Гуссерлем? Он ведь с первых своих философских шагов взвалил на себя на статус гуссерлевского душеприказчика, вот и заговаривается.

Тут наш постмодернист, уже вослед за Кантом, ставит свою подпись, открывает рот и немотствует, ставя вперед себя - нет, конечно, не строгого феноменологического старца с его кризисом науки, - но бедолагу Ницше... ибо - воля к политике...

Очевидно, неспроста, вскоре является миру и "чистый язык"? Откуда как не из подписанной кем-то еще цитаты взялся бы сей удивительный физиологический деконструкт? Не из чисто же фени? Деррида, как всегда обиняками и "переговорками" заявляет, что это "уж скорее истина". Час от часа не легче! Чем и сколько надо скрести его язык до истинной чистоты? Молчок...

"Лучше, чтобы вы сразу же узнали: я не выполню своего обещания". Узнали.

"Но, поскольку мне не хотелось бы попросту обойти молчанием..."

Господи, нас прямым текстом не просто оставляют без знаний, нас дуря!. И ведь не ради дохода, а лишь от странного желания попросту понемолчать. Но почему, почему Деррида молчит по существу, а там, где ему сказать совсем-то и нечего, он начинает болтать и нести околесицу? Кто его заставляет?

Таковы теперь, господа гуманитары, правила мировой мыслильни... Привыкайте.

"Я верю в то, что то, во что я верю, верно". Авторство - сами знаете, чье. Также есть еще Глобальный Интернет.

Отплевываясь и чертыхаясь, я перехожу государственную границу Евросоюза и НАТО и вступаю на родную почву.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >