Спиноза

Этика Спинозы - не менее монументальное классификообразующее построение, нежели декартова сеть умовяжущих координат. Спиноза не желает даже подготовить своего человека к принятию факта, намертво отрывающего его от всей земной природы. Он этот факт предварительно постулирует. "Под причиною самого себя (causa sui) я разумею то, сущность чего заключает в себе существование, иными словами, то, чья природа может быть представляема не иначе, как существующею". Это замечательный прыжок "из природы", при сохранении термина, изящество которого не оценил даже Ницше. Найдите-ка в реальной природе хоть одну каузу сую! Даже гермафродиты никак не подходят под эту статью, благодаря внутрисистемному различию организма.

Знаменательно и другое. Спиноза пытается тут же обратным "скоком" запрыгнуть в природу, столь же непререкаемо наделяя свое сугубо и полностью антиприродное божественное начало "природой" и доброприродным Благом. Но откуда у внешнего, чуждого и чужерождающего самопричинного Бога вдруг возьмется доброприродное Благо и пресловутая декларируемая природа? Зачем такому Богу вообще какая-то иная природа, кроме той, кою он сам создает? Кто, в конце концов, создал эту природу всетворящего Творца? Ответ на последний вопрос у меня имеется. Это Барух Спиноза, но он слишком скромен, чтобы признать свое творение и принять его на рамена.

Спиноза кротко и методично проходит путь навязывания природного мира на декартову, по сути, сетку, но пустые ячейки так и сквозят в разрывах схолий и короллариев "Этики". Великолепная череда сугубо искусственных аналогий логики и систематики живого производят впечатление лепления Голема из глины, крови и бумажек с краткими начертаниями - на железный каркас этого кузнеца мысли. Впрочем, по иронии Судьбы, Спиноза был оптиком. Именно поэтому он столь искусен в преувеличениях и, одновременно, показе далеких широких панорам. Но это относится к стилистике, а не логике работы.

Перескочим через не самых сложных, говорящих самих за себя сенсуалистов, материалистов и субъективистов. Ламетри - самоделочный "Человек-машина", Кондильяк с его совершенно внутринаходимыми принципами познания, Беркли, с которым все ясно уже по первым строкам самого примитивного учебника, к…

Чу!

На горизонте возвышается согбенная умственным трудом фигура Гения Искусственности - Великого Иммануила. Она - возвышенна даже в своей наклонной позе, и она - молчит. Почему? Она отряхает прах с ног своих.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >