Изменения в лексическом составе языка молодежных СМИ

Рассмотренные в предыдущем параграфе изменения в тематике молодежных СМИ повлекли за собой, в том числе, изменения в лексическом составе рассматриваемых статей. Лексика, являясь самым подвижным пластом языка, быстро реагирует на социально-общественные и политические изменения. В.Г. Костомаров, говоря о процессах, которые происходили в языке СМИ в 90-х годах использует понятия «демократизация» и «либерализация» [Костомаров: 6]. Действительно, отмена цензуры в СМИ и разрушение «железного занавеса» сильно повлияли на изменение языка средств массовой информации. Исследователями отмечается два наиболее характерных для языка процессов - увеличение количества заимствований, а также жаргонизация и смещение границ литературной и разговорной речи [Егошина: 102]. В предлагаемом исследовании была предпринята попытка выявить тенденции в лексическом составе молодежных СМИ с помощью анализа изменений именно в этих двух категориях.

Для анализа были выбраны статьи из газет «Ленинская смена» и «Селедка» в каждом из рассматриваемых периодов. Было рассмотрено 12 номеров в период с 1989 по 1992 годы (газета «Ленинская смена», 3 номера в год) и 8 номеров в период с 2012 по 2015 годы (газета «Селедка», 2 статьи в год). Разное количество статей в сравниваемых периодах обусловлено разным количеством полос в рассматриваемых изданиях.

1. Заимствованная лексика

Активизация процессов заимствования наблюдается именно в последние несколько десятилетий, в том числе лингвистами отмечается особое влияние технологий, экономики, «ориентации на создание правового демократического государства и приобщение к мировой цивилизации» [Ильенко: 77]. Распространение английского языка как языка межкультурного общения во второй половине XX века привело, во-первых, к появлению таких терминов, как «“Linguistics Imperialism” of English» и «World Englishes» [Barret, Machin], и, во-вторых, к интенсивному заимствованию именно англицизмов и, в больше степени, американизмов. По словам В.Г Костомарова именно заимствования из американского английского считаются «самой яркой чертой нашего сегодняшнего языкового развития, сравнивая их поток с французским наводнением, пережитым в XVIII веке» [Костомаров: 110].

График 7.

Из графика 7 видно, что наибольшее количество заимствований могут быть отнесены к теме «Экономика и торговля»: брокер, дилер, бартер, ваучер и т.п. Данные лексемы характерны для рассматриваемого периода, причем активно они начинают использоваться в 1991-1992 годах при появлении биржи и перехода государства на рыночную экономику. Кроме того, эти заимствования интересны тем, что, являясь по сути экономическими терминами, они быстро вошли в лексику общего употребления и, как видно из графика, в большом количестве стали использоваться в СМИ. Выявленные лексемы были также найдены в Национальном корпусе русского языка, причем результаты поиска были отсортированы по дате употребления. Отсортированные результаты показали, что начало употребления подобных лексем относится именно к годам «перестройки», т.е. рассматриваемому в данном исследовании периоду.

Количество выявленных заимствований в статьях газеты «Селедка» в период с 2012 по 2015 годы оказалось гораздо большим - 146. Тенденция к росту количества заимствований отмечается многими исследователями, данная проблема выделяется в современном языке как одна из самых острых. Существует несколько точек зрения по вопросу «засорения» языка, в том числе и языка СМИ, иностранной лексикой. Многие лингвисты считают, что, используя большое количество заимствований, в том числе те, которые навязывают нам средства массовой информации, мы утрачиваем высокую языковую культуру, сформированную в прошлом, и национальные языковые традиции. Однако, на данный момент, в некоторых сферах использование иностранной лексики просто необходимо и использование ее вполне оправданно. Максим Кронгауз в книге «Русский язык на грани нервного срыва» говорит о том, что исследователи часто не учитывают запросы общества в сфере языка и рассматривают новые явления как нарушения нормы [Кронгауз: 2].

Выявленные заимствования в статьях газеты «Селедка» не были распределены по темам, так как употребление большинства из них широко и не может быть отнесено к одной конкретной теме. Кроме того, некоторые заимствования не были включены в общий список из-за того, что у них нельзя обнаружить русских аналогов: названия социальных сетей, интернет-сайтов, марок телефонов - фейсбук, твиттер, гугл, айфон, стили музыки - хаус, трэп, вич и т.п.). Интересным в контексте данной работы представляется то, что практически все лексемы, даже те, которые вошли в русский язык совсем недавно, могут изменяться по русской модели. Так, в отдельную группу нами были выделены слова, образованные от названия социальных сетей: ретвитнуть, заинстаграмить, перископить и т.п. Как видно из приведенных примеров, чаще всего это глаголы, обозначающие какое-либо действие в социальной сети и образованные с помощью суффикса -ть. Кроме того, заимствованные существительные, которые недавно появились в языке, сразу начинают склоняться по правилам русского языка: дауншифтер - дауншифтерам, тимбилдинг - на тимбилдинге, и образовывать, например, прилагательные - хипстер - хипстерский.

Интересно отметить, что в «Ленинской смене», в отличие от «Селедки» практически не используется латиница. Единственное употребление латинского алфавита при анализе было замечено в названиях иностранных песен, при этом название группы писалось в русской транслитерации. Названия зарубежных компаний, конкурсов и т.п. также печатались по-русски - например, Твентис сенчури, Индепендент сектор. Это может быть связано не только с желанием отразить иностранное название по-русски, но и с экономией времени при печати газеты. В газете «Селедка» названия на латинице встречаются часто, кроме того, некоторые заимствования печатаются без перехода на кириллицу - hand made, love story, open-air. Однако, одновременно эти же выражения могут встречаться в своем кириллическом написании - хэнд мейд, лавстори, оупен-эир. Можно предположить, что это зависит от стилистических предпочтений определенных авторов. В «Селедке» также встретилось несколько заимствований и выражений на американском английском, которые призваны заменить нецензурную русскую лексику - fuck off, полный трэш. Действительно, этот прием часто встречается в речи молодежи в настоящее время, так как иностранная лексика понятна не всем, а значит можно использовать нецензурные выражения даже в тех коммуникативных ситуациях, которые не допускают сниженной лексики.

Проанализировав заимствования в газетах «Ленинская смена» и «Селедка» можно сделать вывод, что в «Селедке» заимствования используются повсеместно, даже в те моменты, когда у слова есть русский аналог. Это может быть связано с тем, что в настоящее время, несмотря на рост количества заимствований, они несут в себе не только смысловую, но и определенную стилистическую - модную, современную - нагрузку. При анализе молодежной речи Нижнего Новгорода в предыдущих работах было выявлено, что количество заимствований в молодежных столичных изданиях обычно превышает нижегородские, таким образом, молодежь в регионах чувствует, что их словарный запас отстает от московского. Нижегородские СМИ пытаются преодолеть этот барьер, поэтому активно используют новые заимствования, перенимая опыт московских коллег и придавая при этом материалам особое, на их взгляд «современное» звучание.

2. Жаргонизмы

В настоящее время многими исследователями отмечается расширение стилистических границ речи в масс-медиа, с начала 90-х годов происходит так называемая «демократизация» речи. В.Г. Костомаров сравнивает этот процесс с похожей ситуацией в 20-х годах XX века, когда «в литературу, освобожденную от цензурных рогаток, неудержимым потоком вливается язык улицы -- не только московской или петербургской, но также нью-йоркской и иерусалимской» [Костомаров: 78]. Большое количество жаргонной лексики в печатных СМИ приводит к тому, что жаргонизмы «замораживаются» и стабилизируются в нашей речи, становятся допустимыми в литературных формах языка. Кроме того, СМИ стараются стилистически передать язык той социальной группы, о которой идет речь в статье, что тоже размывает границы языка и позволяет жаргонизмам проникнуть в литературную речь.

Подобная ситуация встречается при анализе статей газеты «Ленинская смена». Количество выявленных жаргонизмов кажется довольно большим для молодежной газеты конца 80-х - начала 90-х. Однако, нужно отметить, что большинство лексем были употреблены именно в статьях о неблагополучных социальных слоях общества - проблемах алкоголизма, девушках легкого поведения, жизни после тюремного заключения и т.п. Таким образом, редакция стилистически «погружала» читателя в ту проблему, о которой идет речь, и не заменяла в разговорах с героями лексику на литературную, так как большинство подобных лексем было выявлено именно в интервью с людьми из приведенных выше социальных слоев. Кроме того, жаргонная лексика часто употреблялась редакцией в кавычках, что как бы подчеркивало, что слово находится не на своем месте - «залить шары», «распить пузырь», «сообразили», «уголовка». Однако, в конце анализируемого периода (1992 год) жаргонные слова перестают заключаться в кавычки, кроме того, встречается даже несколько нецензурных выражений. Это можно объяснить окончательным приходом «свободы слова» в российскую прессу.

В приложении к газете «Ленинская смена», которое называлось «Молодая рать» и было ориентировано на школьную аудиторию, встречалась рубрика, в которой объяснялось значение некоторых жаргонных выражений. В этом случае газета играла образовательную роль, знакомя молодежь с новыми жаргонизмами, чтобы исключить случайного употребления в неподходящей коммуникативной ситуации и в неправильном значении.

В газете «Селедка» при анализе было выявлено 74 жаргонизма, большинство из которых приближаются к околоцензурной или нецензурной лексике. Нужно отметить, что большинство жаргонизмов встречаются в 2012-2014 годах, количество их в 2015 резко уменьшилось. Это объясняется введением закона о запрете использования ненормативной лексики в СМИ, который вступил в силу 1 июля 2014 года. В настоящее время многие СМИ могут быть оштрафованы на большие суммы даже за так называемое «запикивание» мата, т.е. не полное написание слова и замены некоторых символов.

Жаргонизмы в «Селедке» встречаются в основном в интервью с различными деятелями культуры и искусства, цитатах и уже в упомянутых выше статьях постоянного колумниста газеты о еде. Это подчеркивает размывание стилистических границ в языке на его современном этапе. Выделяемые выше типы речевой культуры включают в себя, например, элитарный, к которому относятся как раз деятели культуры и искусства. Однако при определенных коммуникативных ситуациях и желании подчеркнуть какую-либо остро стоящую проблему, они могут использовать жаргонизмы и даже нецензурную лексику. Многие лексемы стали в настоящее время уже настолько привычны и незаметны даже в литературной письменной речи, что обнаружить их было достаточно сложно - червонец, фанатеют, классный, тачка и т.п. Это объясняется тем, что жаргонизмы стабилизируются в литературной речи и становятся общеупотребляемыми.

Таким образом, позиционируя себя как «газета о культурной жизни» «Селедка» активно использует жаргонизмы, некоторые из которых все еще воспринимаются как «засорение» литературного языка. Однако, большинство использований подобных выражений является, на наш взгляд, оправданным и придает материалу особую «жесткость», которую нужно подчеркнуть при освещении той или иной городской или культурной проблемы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >