Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Тема религии в средствах массовой информации

Противостояние антирелигиозной советской пропаганде на «Радио Свобода»

В этом параграфе мы постараемся выявить, какие приемы и средства художественной выразительности использовались при освещении темы религии на «Радио Свобода» на примере программ протоирея Александра Шмемана. Будут проанализированы сохранившиеся записи с применением функционального, лексического и сравнительного анализов.

«Воскресные беседы» с Александром Шмеманом, как пишет его сын, журналист Сергей Шмеман, ссылаясь на Джина Сосина, быстро «стали одной из самых популярных программ», ради которой люди, жертвуя своей безопасностью, «тайком настраивались на «голоса» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2009. Т. 1. С. 4. . По словам сына, главной целью Александра Шмемана было донести свою мысль до людей Советского Союза. Он приводит его слова: «И если хоть часть того, что я хочу сказать, дойдет до России и если хоть в чем-то окажется полезной, я буду считать, с благодарностью Богу, дело мое исполненным» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 1. С. 5. .

Шмеман тридцать лет выступал на «Радио Свобода» с 1953 года до самой своей смерти - 1983 года. За это время он выпустил множество передач, расшифровки которых были собраны и опубликованы в двухтомнике «Беседы на Радио «Свобода». Составители сборника объединили выпуски в тематические блоки, так как «доступные аудиозаписи в большинстве своём не датированы, распределение их по хронологическому принципу заведомо исключалось» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 1. С. 7.. Именно по этой причине в основу данного исследования легли только 24 материала, в которых автору удалось найти косвенные подтверждения того, когда передача вышла в эфир. Такими подтверждениями служили указания на статьи (опубликованные в «Правде», «Литературной России», «Советской этнографии», «Науке и религии»), с которыми Шмеман полемизировал в эфире, упоминания событий и праздников. Конечно, автор допускает, что за период 1960-1970-х годов на «Радио Свобода» вышло гораздо больше материалов, но для того, чтобы исследование получилось максимально объективным и качественным, были отобраны только датированные выпуски из всех сохранившихся и предоставленных РС в открытый доступ.

Александр Шмеман был не просто проповедником православия. Конечно, многие его выпуски были посвящены тому, что такое душа, вера, личному опыту веры, символам веры, православным праздникам, молитвам, таинствам. Через призму религии он говорил о труде, дружбе, любви, человеке, свободе. Однако значительное место в его выступлениях занимала полемика с советскими СМИ. А именно его интересовали гонения на веру - антирелигиозная пропаганда. Редакторы сборника расшифровок передач Шмемана даже выделили отдельные циклы с этой тематикой: «Гонения на веру: корни, теория, практика», «Вера и неверие. Непрекращающийся спор», «Новая «религиозная война», «Псевдонаучность», «Провал».

В выпуске «Парадокс антирелигиозной пропаганды» («Гонения на веру: корни, теория, практика») Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 453 -- 455. Александр Шмеман говорит о статье Л.А. Тульцевой, посвященной религиозным праздником в быту крестьянства Тульцева Л.А. Календарные религиозные праздники в быту современного крестьянская (по материалам Рязанской области) // Советская этнография. 1970. №6. С. 111 -- 118.. Через трактовку этой статьи Шмеман не только критикует официальную позицию Советского союза по отношению к религии, но и доказывает безосновательность фактов, на которых она строится. Постоянно присутствует антитеза «навязываемое - действительное». Ссылаясь на статью Тульцевой, Шмеман говорит о том, что религия это не «пережиток», а то, что «веками собирает семью в отчий дом, дает чувство общения с природой, порождает праздник и радость». Кроме того, он утверждает, что не только Тульцева, говоря о религии как о «вполне определенном факторе в жизни деревни», противоречит «казенной антирелигиозной пропаганде», но и сама официальная позиция содержит в себе противоречия. Ведь ее смысл заключается в том, чтобы бороться против религии, но «многое из того, что ею выработано, следует признать рациональным и имеющим положительно значение, а потому как-то использовать». Противопоставление «навязываемой» идеологии действительному положению дел присутствует и в выпуске «Беспомощная трактовка» («Непрекращающийся спор») Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 1. С. 29 -- 32., где автор говорит об опубликованных в «Литературной России» письмах И.Л. Сельвинского и Л.А. Озерова. Шмеман подчеркивает никчемность обсуждаемой ими теории, которая пропитана страхом, в то время как религия дает «ответ и глубже, и умнее, и философски более обоснованный».

Кроме того, Александр Шмеман, в рамках вышеуказанной антитезы, стремится разрушить миф о том, что «религия это пережиток», который сам ушел «из центра жизни куда-то на задворки». Он говорит о том, что, несмотря на пройденные 50 лет со дня основания СССР, религия все равно жива в обществе, и это свидетельствует против коммунизма, который сам провозгласил религию врагом номер один (Цикл «Провал»: «Провалившаяся идеология» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т.2. С. 505 -- 507.).

Шмеман развивает во многих своих выпусках противопоставление советского насилия христианскому смирению, метафорично выражаясь об СССР, как о тюрьме: «Людей судят, и осуждают, и гноят в тюрьмах за то, что они проповедают Евангелие - книгу, учение, где в центре всего любовь и к врагам, и к гонителям» (Цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика»: «Рабы и свободные» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 495 -- 498.). Шмеман говорит о страхе советской системы перед свободными людьми. И рабами называет тех, кто страшится этой системы, вынужден ей повиноваться. То есть переворачивает советскую идею о том, что религия - рабская идеология. Также Шмеман приводит образ муравейника в качестве метафоричного изображения Советского Союза (цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика»: «Почему лжет антирелигиозная пропаганда?» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 487 -- 489.). Как метафора используется понятие болезни, заражения. Шмеман не отрицает возможность того, что не все представители христианства честны, поэтому допускает существование «поверхностных язв на теле» (цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика»: «Сокрытие истины» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 459.). Советскую антирелигиозную пропаганду Александр Шмеман называет «страшным размахом кулака, который должен был, согласно теории, сокрушить религию безвозвратно, но он поражает воздух» (цикл «Псевдонаучность»: «Скучная помеха» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 1. С. 77 -- 79.).

Также передачи Шмемана подобно советской прессе и советскому документальному кино содержат в себе антитезу «свободная радостная жизнь - жизнь в страхе и темноте». Однако эти два мира меняются местами в понимании Шмемана: «Так ясно, кто на этих судах раб, трясущийся от страха, а кто свободен и светится свободой и радостью, так очевидно, где люди, а где пресмыкающиеся, забитые роботы!». Даже наказание тюремным заключением, которому подвергнутся верующие, не сравнится с тем, что кто-то в своей теплой квартире будет «дрожать от страха, жить страшной и серой жизнью, ибо не может быть счастлив человек, вся жизнь которого построена на лжи и страхе» (Цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика»: «Рабы и свободные»). Тема свободы и несвободы, радости и страха развивается в выпуске «Исконное содержание» (цикл «Непрекращающийся спор») Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 1. С. 23 -- 25.. Шмеман говорит об ограничении свободы научным атеизмом, так как он уже дает готовую истину, запрещая искать чего-то большего. В то время, как вера - «есть освобождение от всякого ложного абсолютизма». В этом же выпуске Шмеман, как в ответ на советские обвинения религии в насилии как в физическом, так и в моральном, называет насилие основой научного атеизма, так как навязывание «ложного абсолютизма» и его защита возможны только таким путем.

В текстах Александра Шмемана также содержится антитеза «знание - невежество». Похожее противопоставление используется и в советских СМИ, однако, углы зрения на то, что такое невежество, а что такое знание, у двух сторон противоположные. Шмеман в выпуске «Упрощение и подтасовка» (цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика») Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 460 -- 461. говорит об ошибочном утверждении советской антирелигиозной пропаганды о том, что «вера возможна только при полном невежестве, что знание, причем всякое, - автоматически уничтожает веру». С точки зрения протоирея, именно «верующие принадлежат к тому меньшинству, которое всем интересуется и до всего допытывается». Кроме того, в выступлении «Борьба» с наукой?» (цикл «Псевдонаучность») Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 1. С. 60 -- 62. Шмеман развивает мысль, что религия не ведет никакой борьбы против науки, а стремится к союзу с ней.

Шмеман, собирая различные свидетельства того, что религия в середине 1960-х годов, несмотря на агрессивную антирелигиозную пропаганду, не только не утрачивает своей силы, а напротив, начинает крепнуть, говорит о «повороте» советского общества в сторону веры. В цикле «Провал» есть выпуск «Открытый поворот» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 512 -- 514., где Шмеман, ссылаясь на воспоминания непредвзятого, по его мнению, Сартра, который посетил СССР в 1964 году, говорит о возрождении идеи Бога в советской интеллигенции. Шмеман, благодаря Сартру, вводит героя, молодого профессора, который тоже совершает своеобразную «исповедь»: «Марксизм! Если бы вы знали, до чего нам опротивело все, что преподносилось под этим именем!».

Также важным героем в передачах Александра Шмемана становится писатель. Он говорит об Александре Солженицыне (цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика»: «Запрет быть собой» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 468 -- 470.), который во «Всероссийскому Патриарху Пимену великопостном письме» обратился к сути христианства - свободе проповеди. Герой-писатель открыто ставит вопрос о том, что возможность только лишь отправлять религиозные культы - это не свобода. Истинная свобода заключается в том, чтобы у церкви была возможность «учить своей вере, открыто говорить о Христе и Евангелии, о христианском понимании человека, обо всем, что страшно искажается и просто замалчивается казенной пропагандой безбожия».

В выступлениях Александра Шмемана на «Радио Свобода» использовалось навязывание пресуппозиции как по отношению к религии, так и по отношению к антирелигиозной пропаганде: «Почему для борьбы с религией советской власти нужна ложь, и только ложь - ложь заведомая, почти неприкрытая и в дозах, каких еще не видел мiр?» («Почему лжет антирелигиозная пропаганда?»); «Религиозный мир остается свободным» («Почему лжет антирелигиозная пропаганда?»); «Власть, поставившая своей целью снова убить Христа и выкорчевать память о Нем, запретила и поныне запрещает печатание Евангелия» (цикл «Гонения на веру: корни, теория, практика»: «Моральный уровень полемики» Шмеман А. Беседы на Радио «Свобода». Т. 2. С. 461 -- 463.); «Настоящая наука таким языком никогда не говорит» («цикл «Псевдонаучность»: «Скучная помеха»); «У религии фактов неизмеримо больше» («цикл «Псевдонаучность»: «Скучная помеха»);

Для разговора об антирелигиозной пропаганде Шмеман подбирает особый ряд синонимов, «навешивает ярлыки»: «тупая казенная идеология», «скучнейшая пропаганда», «бессмысленная травля», «никчемная теория», «пресловутое «научное мировоззрение», «внешнее, сиюминутное, поверхностное», «несостоятельная идеология», «удручающее по своей приземленности, скуке и примитивности учение», «бессмысленный закон», «казенщина», «мертвые слова и утверждения», «мертворожденные догмы», «пропаганда безбожия», «пресловутый «прогресс», «факт лжи организованной», «запальчивые надуманные утверждения», «предельная форма статического понимания человека», «ложный абсолютизм».

Для понятия «религия» Александр Шмеман выстраивает следующие синонимические ряды: «источник радости», «смысл человеческой жизни», «самое сокровенное убеждение человека».

Также автор обращается к аргументу «к толпе»: «Миллионы людей не сомневаются в историческом существовании Христа» («Почему лжет антирелигиозная пропаганда?»); «Правда моей веры ясна и доступна каждому» («Сокрытие истины»); «Никогда, подчеркиваю, никогда ни один богослов не сказал, что наука как таковая есть зло» («Борьба» с наукой?»).

Кроме того, вступая в спор с авторами советских СМИ, несмотря на огромное количество очень точных и грамотных замечаний, Шмеман иногда прибегает к псевдоаргументации. Например, в своем выступлении «Скучная помеха» протоирей говорит о статье Е. Беляева, в которой тот критикует диссертацию Э. Адлера «Философия религии Ленина» Беляев Е. Начинающий мракобес критикует В.И. Ленина // Наука и религия. 1965. №.10. С. 83 -- 84.. Шмеман сравнивает научность аргументаций обоих авторов и приходит к заключению, что тезис Адлера, который заключается в том, что «существование религии доказывает существование Бога, с методологической точки зрения неизмеримо научнее, чем все ухищрения «научного атеизма». К такому выводу Александр Шмеман приходит, потому что этот тезис «хотя бы не противоречит здравому смыслу, выраженному в известной пословице: «Нет дыма без огня». Как минимум, здесь недостаточно обоснований для такого глобального вывода.

Таким образом, мы видим, что проанализированные материалы - это ответ на советскую антирелигиозную пропаганду, с которой в корне не был согласен протоирей Александр Шмеман. Несмотря на то, что общий тон его выступлений на «Радио Свобода» действительно можно назвать спокойным, автор использует схожие приемы и средства художественной выразительности для того, чтобы бороться с советской пропагандой. В его текстах встречаются антитезы и метафоры, так же как и в советских СМИ, однако раскрываются они с противоположного угла. Также Шмеман прибегает к «навешиванию ярлыков», «навязыванию» пресуппозиции, конструированию синонимических рядов, аргументу «к толпе» и псевдоаргументации. Для выступлений протоирея не была составлена типологизация героев, так как в отличие от советских СМИ, Александр Шмеман не выстраивает именно историю, а использует чьи-то слова, произошедшие события в качестве аргументов. Однако в некоторых случаях он выдвигает личность интересного ему героя вперед: например, Александра Солженицына или Сартра, беседующего с молодым профессором, уставшим от марксизма.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее