Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия и этика И. Канта

Моральная мотивация как ценность в этике Канта

Любое учение о морали, нравственности невозможно без такого понятия как долг. Этика долга занимает в философии Канта значительное место.

Объективное практическое действие, которое в силу нравственного закона исключает все определяющие основания поступков, исходящие из склонностей, Кант называет долгом. В долге заключается понятие принуждения, т. е. определение к поступкам, как бы охотно эти поступки ни совершались. По Канту моральность поступков определяется необходимостью их из одного лишь сознания долга и одного лишь уважения к закону, а не из любви или склонности к тому, что должно приводить к этим поступкам. Моральная необходимость есть непременно принуждение. Каждый поступок, основанный на необходимости, следует рассматривать как долг, а не как вид деятельности, который мы выбрали произвольно.

Кант считает, что моральный закон для совершенного существа есть закон святости. А для разумного существа этим законом является закон долга. Поступки определяются уважением к закону и благоговением перед своим долгом. Действия из чувства долга - вот что имеет истинно нравственную ценность. Человек действительно нравственен только тогда, когда исполняет долг не ради какой-либо внешней цели, а ради самого долга. Ни одно из непосредственно-спонтанных чувств - доброжелательность, сочувствие, сострадание, симпатия, участие - сами по себе еще не есть истинная добродетель. Ибо эти душевные порывы могут толкнуть человека отнюдь не только на путь добра, но и к совершению зла. Кант признает мотивы человеколюбия нравственными при условии, что они не просто выражают психические склонности человека, а поставлены под контроль долга, определены моральным законом как их объективным критерием.

Для того чтобы достигнуть истинной моральности образ мыслей должен основываться на моральном принуждении. Моральное состояние, в котором человек всегда должен находиться, есть «добродетель, т. е. моральный образ мыслей в борьбе».

Кант допускал, что «забота о своем счастье может быть даже долгом», но в этом отношении он выдвигал следующее правило: следуй своему долгу, не обращая внимание на то, отразится это или нет на твоем эмпирическом счастье. А выполнение долга само приносит «аналог счастью… самоудовлетворенность».

Что касается отношения к другим людям, то Кант советует действовать морально независимо от того, какое чувство вызывает в нас объект нашего действия.

Кант говорил: «Ненависть к человеку всегда отвратительна». Если нет в душе чувства любви, то пусть хотя бы будет чувство уважения.

Обращаясь к долгу благожелательности, мы не можем сказать, что обязаны любить других людей и делать им добро. Когда любишь другого - желаешь ему добра из собственного побуждения, а не потому, что должен желать этого.

Любовь - благожелательность, проистекающая из склонности. Но доброта может проистекать и из принципов. Соответственно этому наше удовольствие и удовлетворение от благодеяния может быть или непосредственным, или опосредованным удовольствием. Первое доставляется от благодеяния другому и является любовью. Второе имеет место тогда, когда мы одновременно сознаем, что исполнили свой долг - это благодеяние по обязанности. Благодеяние по любви исходит от сердца, благодеяние же по обязанности - скорее из принципов рассудка. Так, жене можно оказывать благодеяние по любви; но там, где склонность исчезла, необходимо делать это по обязанности.

Однако любовь - это благожелательность по склонности, а моим долгом не может стать то, что основывается на склонности. Я не могу заставить себя любить, я люблю только тогда, когда у меня есть к этому побуждение. Следуя же теории Канта долг - это принуждение: или я должен заставлять себя сам, или же меня принуждают другие.

По Канту из двух добродетелей, если они конфликтуют друг с другом, действительно добродетелью может быть только одна, та, что составляет долг. Долг не может противоречить долгу, а если это так, то он не есть истинный долг и относится к области морали только как негативное, аморальное. Речь здесь идет о диктатуре долга, которая может привести к обострению «разорванности» человека, вразрез его целостности, вразрез гуманности.

Однако теория Канта не стремиться превратить долг в неприятную обязанность. Но в то же время философ делает акцент на реалистический момент долга. Все люди не могут относится с симпатией и любовью друг к другу, но правомерно требовать от них соблюдения долга. Также Кант говорит, что не всякий человек, что прикрывается личиной безупречности, столь же безупречен и внутри. Возможно, им движет корыстолюбие и другие низменные побуждения. Это лишний раз доказывает, что для Канта важна не только форма, но и ее содержание.

Кант считает, что судить о людях надо не только по их поступкам, но и мотивам, которыми они руководствуются. Но он не учитывает того, что поступки не менее важны, чем мотивы, и приучение к правильным поступкам есть одно из средств воспитания нравственных чувств.

Неверно также превращать человека в служителя долга. Долг должен служить счастью людей. Гуманистические стремления всегда способствуют исполнению долга.

Для Канта нравственное начало сводится к субъективному сознанию долга. Долг есть долг - чистый долг, и исполнять его следует единственно из уважения к нему. Обосновывая это требование, Кант апеллирует к совести. Действительно, совесть человека является наилучшим судьей в вопросах морали, высшей способностью нахождения моральной истины и выработке правильного решения и подлинно нравственной точки зрения. Но у Канта, как это видно в «Критике чистого разума», совесть как раз и появляется там, где голос разума умолкает, где мышление не справляется с познавательными проблемами. Так что совесть по Канту уже в своем появлении по необходимости оказывается субъективной.

В учении Канта понятие совести неразрывно связано с дуализмом его философской системы, которым проникнута вся человеческая жизнь. Но этот дуализм не умоляет значение нормативно-критических принципов для реального поведения человека, и побуждения совести являются необходимой составной частью характеристики личности. Деятельный практический разум, рассматриваемый Кантом в учении о добродетели, несет в себе познание «внутреннего судилища», которое и есть совесть.

Принцип «уважения к моральному закону» является сердцевиной кантовской этики, поскольку в нем открывается измерение гуманного поведения. Только личность, согласно Канту, может выражать это уважение, которое является априорным чувством; осознание этого уважения идентично осознанию законообразного долга и имеет характер необходимой всеобщности. Уважение к закону есть единственная движущая сила морального долга. Человек, по Канту, не просто разумное существо, он призван побуждаться разумом к моральному поведению, что выражается в почитании морального закона. Казалось бы, здесь нет речи о личном стремлении к счастью. Но противоречие долга и стремления к счастью -- лишь кажущееся. Кант преодолевает его, утверждая, что счастье отдельного человека и блаженство всего человечества достижимо лишь тогда, когда их поведение подчиняется моральному закону. Смысл жизни -- в связи добродетели и блаженства. Только такой долг, который способствует счастью человека и человечества, имеет этическую ценность. Учение Канта о долге, таким образом, есть забота о достоинстве человека и о счастье человечества. Долг - «мост» между личным счастьем и общественным благом, точка оптимального их соединения.

Идея безусловного достоинства каждой человеческой личности является одной важнейших в этической философии Канта. По его мнению, практический нравственный закон возможен при существовании чего-то, что представляет абсолютную ценность само по себе. Такая цель «само по себе» - человек, точнее, личность.

Есть предметы, существование которых зависит не от нашей воли, а от природы. Они не наделены разумом, имеют только относительную ценность, служат только средствами для цели, но не могут быть самой целью. Такие предметы Кант называет вещами. Разумные существа он называет лицами. Сама природа отмечает их в качестве целей самих по себе, т. е. как нечто, что не следует употреблять как условие или как способ достижения какой-нибудь цели.

Человек представляет себе собственное бытие как самоцель. Именно представление о личности как самоцели неотделимо в этике Канта от идеи долга.

Итак, Кант исходит из того, что долг - это принуждение и малейшее его нарушение является крайне губительным для моральной практики. Долг есть могучая сила бескомпромиссной совести, и своим «торжественным величием» он создает фундамент человеческого достоинства. Известно эмоциональное заявление Канта, начинающееся словами: «Долг! Ты возвышенное, великое слово».

Человек как носитель нравственного закона и самоцель способен подчинить себе свою эмпирическую природу и возвыситься над миром явлений, с гордостью подведя итог: «Звездное небо надо мной и нравственный закон во мне».

Однако как возможно для человека выполнение долга, нравственного закона, моральной практики? Постановка этого вопроса ведет Канта к центральному понятию и центральной проблеме его этики - к понятию и проблеме свободы.

кант этика свобода постулат

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее