Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия права: понятие, предмет

Философия права в системе юридических и неюридических наук

Будучи весьма сложным, междисциплинарным феноменом,- философия права имеет разносторонние -- прямые и обратные, непосредственные и опосредованные связи с целым рядом юридических и неюридических наук. Среди них кроме общей теории государства и права выделяются отраслевые юридические науки и исторические дисциплины в виде истории политических и правовых учений, истории государства и права зарубежных стран, истории государства и права России. Философия права имеет взаимообусловленные связи с общей философией, общей социологией и социологией права, с социальной психологией и политологией, а также с другими дисциплинами, включая юридическую конфликтологию и сравнительное правоведение.

Разумеется, на первом плане среди этих дисциплин находятся формирующие, а точнее -- создающие основу для формирования философии права юридические науки и социальная философия, выступающая наряду с философией естествознания в качестве одного из направлений развития и функционирования общей философии, или просто -- философии См.: Керимов Д.А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. М., 2000. С. 58--59..

Неразрывная связь философии права с юридическими дисциплинами, равно как и с философией, прослеживается на самых разных уровнях и в разных направлениях исследования правовой материи. Основная, глубинная причина такой связи заключается в том, что в процессе познания права философия права нуждается в юридических науках, а последние нуждаются в философии.

В связи с этим нельзя не солидаризироваться с мнением Жан-Луи Бержеля относительно того, что в процессе изучения проблем права «нам не обойтись без философии», поскольку именно она «должна показать границы между сферой права и сферами морали, политики и экономики; философия должна помочь дать определение права», понять, что является правом, а что таковым не является, по каким признакам его можно узнать, каковы его конечные цели и основы См.: Бержель Жан-Луи. Общая теория права. М., 2000. С. 38..

В свою очередь, философия права не может обойтись без юридических наук в процессе познания правовой материи, ибо только они являются поставщиками того основного эмпирического материала в виде первоначальных, сугубо юридических выводов и обобщений, которые широко используются и на которых, вместе с философскими положениями и категориями, собственно, и строится философия права.

Если комплекс юридических наук, резонно замечается по поводу неразрывной связи философии права и юридических дисциплин в процессе познания права, «онтологически воспроизводит картину правового бытия как целостно-системного знания, то философия права трансформирует и преобразовывает это знание в гносеологические средства освоения этого бытия» Керимов Д.А. Предмет философии права // Государство и право. 1994. №7. С. 6.. Иными словами, философия права использует добытые отраслевыми юридическими науками знания для дальнейшего, более всестороннего и глубокого познания правовой действительности и перспектив ее совершенствования См.: Там же..

Говоря о неразрывной связи философии права с юридическими науками, следует заметить, что речь идет не только об общей теории государства и права, с которой философия права имеет наиболее тесные и непосредственные связи, но и об отраслевых юридических дисциплинах, составляющих вместе с общей теорией государства и права относительно целостное и относительно самостоятельное юридическое образование -- комплекс органически связанных между собой и взаимодействующих друг с другом юридических наук.

В этом комплексе каждая юридическая дисциплина занимает свое строго определенное место и выполняет по отношению друг к другу внутри комплекса, равно как и по отношению к философии права, находящейся за пределами круга «чисто» юридических дисциплин, свою определенную, теоретически и практически значимую роль См.: Проценко В.П. Система и антисистема права. Краснодар, 2004; Матузов Н И. Актуальные проблемы теории права. Саратов, 2003; Байтин М.И. Вопросы общей теории государства и права. Саратов, 2006 и др..

Будучи общетеоретической юридической дисциплиной, направляющей основное внимание и усилия исследователей на познание закономерностей возникновения, становления и развития права, на изучение того, что есть право, как оно образуется, в каких формах выступает и как реализуется, общая теория государства и права выполняет в комплексе юридических дисциплин прежде всего методологическую и прогностическую роль. Областью изучения данной дисциплины с неизбежностью является вся юридическая надстройка общества, весь находящийся в его распоряжении и формирующийся на его основе правовой и, шире, -- государственно-правовой материал.

В отличие от общей теории государства и права, каждая отдельная отраслевая дисциплина -- составная часть комплекса сугубо юридических наук, имеет дело лишь с отдельными сферами правовой жизни и составными частями правовой материи, изучая при этом регулирование общественных отношений лишь в определенной области социальной жизни и выполняя вместе с тем не только, а зачастую не столько научную, теоретическую, сколько прикладную, прагматическую роль.

Сказанное вовсе не означает «отлучение» теории государства и права от эмпирической основы, формируемой отраслевыми дисциплинами, и отрыва ее от юридической практики. Общая теория государства и права, справедливо отмечалось по этому поводу в научной литературе, «не учит решению конкретных дел». Но она помогает при исследовании материалов дела отличать юридические факты от обстоятельств, не имеющих юридического значения, определять наличие юридического состава и его квалификацию, решать далеко не всегда простые вопросы выбора применяемых правовых норм, определять юридическую силу тех правовых норм, составные элементы которых содержатся в различных нормативных правовых актах и т. д. Иными словами, общая теория государства и права способствует профессиональной подготовке и принятию законного и глубоко обоснованного решения вопроса, определяющего права и обязанности конкретных лиц, а вместе с тем форму и способ исполнения этого решения См.: Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. С. 221..

Будучи неодинаковыми по предмету, характеру, месту и роли в системе юридических дисциплин, каждая юридическая наука весьма по-разному соотносится с неюридическими науками, в том числе и с философией права.

Так, если теория государства и права имеет с ней обусловленные сходной природой, характером и назначением данных дисциплин самые непосредственные -- прямые и обратные связи, то в отношении характера связей отраслевых юридических дисциплин с философией права дело обстоит несколько иначе. А именно: основополагающие связи, существующие между отраслевыми юридическими дисциплинами и философией права, имеют в подавляющем большинстве не прямой, а косвенный, опосредованный общей теорией государства и права характер.

Находясь в процессе познания между философией права, с одной стороны, и отраслевыми юридическими дисциплинами--с другой, общая теория государства и права выступает в качестве своеобразного «передаточного» -- методологического, категориального, понятийного и тому подобного звена, от первой к последним.

Разумеется, что речь при этом идет не о механической передаче искомого методологического материала в виде различных подходов к познанию права, оценочных ценностей права со стороны философии права или иных положений, обобщений и выводов, сделанных в рамках данной дисциплины. Имеются в виду непременное критическое восприятие и радикальная творческая переработка прежде всего в плане конкретизации применительно к определенному уровню познания права с последующей трансформацией общей теорией государства и права к отраслевым юридическим дисциплинам того теоретически и методологически значимого материала, который порождается и первоначально развивается в виде весьма общих принципов, положений и подходов в рамках философии права.

В данном процессе теория государства и права между тем не только и даже не столько воспринимает, перерабатывает и трансформирует вырабатываемую философией права теоретическую и методологическую продукцию, сколько непосредственно сама производит ее.

Исследования, проводившиеся в данной области отечественными учеными, с очевидностью указывают, в частности, на то, что общая теория государства и права, обслуживая в методологическом отношении отраслевые юридические науки, широко использует при этом не только соответствующий потенциал философии права, но и применяет сформированную на ее собственной основе иерархическую методологическую структуру -- своего рода иерархическую разноуровневую систему методов познания права См.: Черненко А.К. Теоретико-методологические проблемы формирования правовой системы общества. Новосибирск, 2004. С. 25..

В качестве основных элементов этой иерархической системы выделяются и рассматриваются следующие методы: а) общефилософский, в том числе социально-философский метод;

б) общенаучные, в том числе такие общесоциологические методы, как анализ, синтез, индукция, дедукция, системный, сравнительный метод, метод моделирования и др.; в) конкретно-социологические, статистические и иные методы; г) математические и кибернетические методы; и д) «собственные методы правоведения», такие, например, как «формально-логический метод толкования права», сравнительно-правовой метод и др. См.: Черненко А.К. Указ. соч. С. 25.

Говоря о двойственной роли общей теории государства и права в сфере методологии, которую она выполняет, будучи, с одной стороны, передаточным средним звеном в процессе познания правовой материи между философией права и отраслевыми юридическими дисциплинами, а с другой -- будучи разработчиком своей собственной юридической методологии, не следует в то же время недооценивать в данной области роль и значение отраслевых юридических наук.

Не следует сбрасывать со счетов ту огромную теоретически и практически значимую методологическую работу, которая проводится в рамках гражданского, уголовного, административного и других отраслей права в плане определения их предмета и объекта исследования; разработки их основных принципов и методов познания, а также реализации соответствующего вида правовых норм; определения системы действующих в рамках каждой отрасли права юридических норм; разработки понятийного аппарата, обслуживающего ту или иную отрасль права; и др. См.: Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков. Владиносток, 1998; Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001; Государство и право: вопросы методологии теории и практики функционирования / отв. ред. А.А. Напреенко. Самара, 2001; Теоретико-методологические проблемы права. Вып. 2 / отв. ред. М.Н. Марченко. М, 2007; и др.

Аксиоматично, что связь философии права со всеми юридическими и иными, непосредственно примыкающими к ней пауками идет от общего (общие принципы познания права, общая его оценочная оценка со стороны философии права и т. д.) к менее общему (в лице теории государства и права), а от него -- к частному (в лице отдельных отраслевых дисциплин) по разным линиям и направлениям. Вполне логично предположить, что философия права, выполняя такие свойственные ей функции, как гносеологическая, онтологическая, аксиологическая и др., устанавливает и поддерживает прямые и обратные связи с комплексом юридических наук именно по этим мнениям и направлениям.

Однако вместе с тем не подлежит сомнению тот очевидный, многократно подтвержденный исследовательской практикой факт, что доминирующую роль в процессе познания правовой материи играет методологическая линия. И это не случайно, так как всегда, не исключая современного, чрезмерно прагматичного этапа развития общества и юриспруденции, независимо от того, осознается ли это теоретиками права и практиками или не осознается, методологические исследования, как верно подмечается в юридической литературе, в области права практически оставались, пожалуй, более значимыми, «нежели любые содержательные конкретные исследования, ибо достоверность и объективность последних, корректность и применимость их результатов напрямую зависят от степени разработанности методологии юридической науки» Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. С. 9..

Исходя из этого можно с полной уверенностью сказать, что по мере развития общества, государства и права методологическая и иная роль, а вместе с тем и связи философии права с общей теорией государства и права и другими юридическими науками, вопреки мнению представителей так называемого методологического нигилизма в юриспруденции Критический анализ этого явления см.: Черненко А.К. Указ. соч. С. 20-22., недооценивающих роль и значение методологии в процессе познания и применения права, -- эта роль и связи будут не только не ослабевать, а наоборот, еще больше развиваться и укрепляться.

Это же, как свидетельствует жизненная практика, в полной мере относится не только к эволюции связей философии права с комплексом юридических дисциплин, но и к ее отношениям с неюридическими дисциплинами и в первую очередь с общей философией вообще и с социальной философией в частности.

Согласно сложившемуся на протяжении многих веков представлению общая философия рассматривается одновременно, с одной стороны, как форма мировоззрения, имеющая, как и другие аналогичные формы, один и тот же предмет (всеобщее в системе мир -- человек) и «в основном один и тот же круг проблем», а с другой -- она воспринимается как «наука о всеобщих закономерностях, которым подчинены как бытие (т. е. природа и общество), так и мышление человека, процесс познания». В то же время социальная философия согласно этому же представлению, как одна из составных частей философского знания, выступающая наряду с общей философией и философией естествознания (философией природы), понимается «как учение о наиболее общих законах и ценностях общественного бытия», а вместе с тем и «социального познания».

Возникая и развиваясь на стыке общей философии, а точнее -- социальной философии и юридических наук, философия права в равной степени связана и тяготеет как к одной стороне, так и к другой.

Будучи весьма сложным познавательным базисом всей совокупности юридических наук, включающим в себя не только общие и специальные, общенаучные и иные методы познания нрава, но и само учение о методах, философия права в то же время постоянно сохраняет и развивает свои категориальные и методологические связи как с общей, так и с социальной философией, заключающиеся в широком использовании в процессе познания права тех или иных общефилософских методов, категорий и средств.

Находясь в постоянной взаимосвязи и взаимодействии, философия права, имеющая объектом познания правовую действительность, и общая философия, выступающая в качестве теоретической базы и методологического ориентира для всех общественных наук, в том числе и для юридической науки, взаимно дополняют и обогащают друг друга.

При этом в одних случаях, а точнее -- в одном смысле, философия права проявляется по отношению к общей философии как более узкое явление, а в других -- наоборот, как более широкое образование. Более узкой по отношению к общей философии философия права представляется в том случае, когда речь идет о соотношении их предметов и сфер приложения, имея в виду, что если общая философия занимается познанием всех сфер общественной жизнедеятельности в контексте всеобщих закономерностей их развития,, то философия права ограничивается познанием лишь одного звена этой жизнедеятельности -- права1.

В более широком плане философия права представляется по отношению к общей философии в том случае, когда берутся за основу и сравниваются между собой разрабатываемые в рамках данных дисциплин различные понятия, категории и методы познания. При этом если в общей философии, справедливо констатирует Д.А. Керимов, признаются достаточными общие понятия и определения правовых явлений и процессов для познания и объяснения всеобщих закономерностей общественного развития в целом2, то философия права такими понятиями и определениями ограничиться не может, поскольку она должна не только проникать в сущность соответствующих правовых объектов, но и вскрывать их специфическое, особенное содержание, формы их внутренней организации и внешнего выражения, условия их существования и функционирования и т. д. Иными словами, философия права шире общей философии в том смысле, что она разрабатывает не только философские, но и нефилософские методы познания, в частности правовые общенаучные и частнонаучные методы.

Исходя из сказанного можно заключить, что, будучи однопорядковыми по природе и характеру явлениями, философия права и общая философия тем не менее не совпадают по ряду параметров и не подменяют друг друга. Вполне очевидно, что они имеют разные предметы и сферы обслуживания, выполняют не всегда совпадающие функции, опосредуют далеко не одинаковые по характеру отношения с правовой материей и с познающими ее сугубо юридическими дисциплинами4. Если основополагающие предметные связи философии права с отраслевыми юридическими науками в значительной степени опосредуются лишь общей теорией государства и права, то на пути становления и реализации связей общей философии с этими науками, наиболее тесно связанными с правовой действительностью, кроме общей теории государства и права находится также философия права.

Разумеется, речь идет преимущественно лишь о методологических и категориальных связях, касающихся выработки и трансформации общефилософских методов и категорий от общей философии к отраслевым юридическим наукам, и к тому же -- не обо всех, а только об основной массе связей. Ибо между общей философией и отраслевыми юридическими науками имеются не только косвенные, опосредованные философией права и общей теорией государства и права, но и прямые связи.

В научной литературе верно отмечается, что в таких случаях «законы и категории общей философии не просто иллюстрируются правовым материалом, а модифицируются, трансформируются, преобразуются сообразно специфике исследуемых объектов» и что современный опыт познания в области философии права свидетельствует о своеобразном двуедином процессе: с одной стороны, происходит своего рода «адаптация» философских знаний к правовой среде, а с другой -- сама эта среда нередко порождает «такие уровни осмысления правовой реальности, которые достигают высот философского обобщения»'.

Этот двуединый процесс касается в первую очередь стратегически важных для теории и практики фундаментальных решений и проблем, которые возникают в процессе познания и реализации права и которые требуют к себе философского подхода и соответствующего осмысления и объяснения. К разряду таких решений и проблем следует отнести, например, вопросы, касающиеся постижения глубинной сущности права и его соотношения с другими социальными нормами, в частности с моралью; осмысления того, зачастую выпадающего из поля зрения исследователей факта, что регулирование общественных отношений -- это не единственная функция норм права и других социальных норм и что они, помимо всего прочего, являются составной частью оценочного мышления, посредством которого человек самоопределяется в обществе, ориентируется в конкретных исторических условиях и адаптируется к ним либо стремится полностью избавиться от них или изменить их; глубокого осознания огромной социальной ценности права в жизни общества, понимания того, что «без права (бесправие) наступает произвол, обесценивается сама человеческая жизнь» и что «в обществах, основанных на принципе верховенства права, не человек -- для государства, а государство -- для человека».

К разряду вопросов права, требующих к себе философского подхода и глубокого философского осмысления, относятся также и такие проблемы, ставшие традиционными, хотя и до конца нерешенными, как вопросы соотношения права и закона; взаимосвязи и взаимодействия позитивного и естественного права; вопросы равенства людей перед законом, когда «каждая норма применяется ко всем без исключения предусмотренным ею деяниям и отношениям» и по закону, когда «ни одна норма не устанавливает ни для кого ни преимущественного полномочия, ни меньшего бремени обязанностей и запретностей».

Весьма важными для глубокого понимания сущности права, механизма его реализации, а вместе с тем и механизма самоорганизации государства с помощью права являются помимо многих других проблем вопросы, касающиеся добровольного самоограничения государственной власти с помощью права, распространения действия исходящих от него правовых норм не только на граждан и на создаваемые ими объединения в виде политических партий, общественных организаций и движений, но и на само государство в лице всех без исключения его органов и институтов.

В юридической литературе в связи с этим вполне естественно и правомерно ставится вопрос о том, как обеспечить законность и правомерность правотворческой и правоприменительной деятельности государства, если «оно само -- сила, творящая право»3? Где могут находиться и в чем должны заключаться гарантии того, что государство в лице его правотворческих или иных властных органов, однажды заявив о своем самоограничении и строгом соблюдении исходящих от него законов или иных правовых актов, по истечении некоторого времени не откажется от собственных деклараций? Кто и как это может гарантировать?

Эти и другие им подобные вопросы отнюдь не тривиальны, а тем более искусственны или касающиеся лишь отдельных государств и правовых систем, и в этом смысле -- локальны.

Своеобразный опыт многих позицирующих себя демократическими государств и правовых систем, как, например, США, где Верховный суд не считает обязательными для себя собственные прецедентные решения, или Великобритания, где палата лордов -- верхняя палата Парламента и одновременно высшая судебная инстанция страны с 1966 г. освободила саму себя от обязательности соблюдения собственных решений, -- весь этот и ему подобный опыт свидетельствует как раз об обратном Подробнее об этом см.: Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М, 2007. С. 355--358.. А именно о том, что такого рода сложные, нередко внутренние противоречивые вопросы, жизненно важные для существования и функционирования не отдельных, а всех без исключения демократических государств и правовых систем, имеют не локальный, а глобальный, универсальный характер.

Соответственно, решение их требует к себе не узкопрофессионального, а широкого, разностороннего, философски осмысленного подхода. Юридический позитивизм, ограниченный рамками юриспруденции и упирающийся в стену юридической догмы, как показал накопленный в данной области опыт, по определению не может решить данные стратегически значимые, фундаментальные вопросы См.: Лейст О.Э. Указ. соч. С. 233. ^Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998. С. 21..

Успешное решение их возможно не в рамках юридической догматики, «имеющей дело с определенным, чисто конкретным материалом -- с положительным, установленным действующим или действовавшим правом»3, а с привлечением того огромного теоретического и методологического потенциала, который заложен как в сугубо юридические науки, включая общую теорию государства и права, так и в философию права, а вместе с ней -- в социологию, политологию, социальную психологию и другие гуманитарные науки.

Всестороннее познание права, резонно отмечают исследователи, «углубленное проникновение в его сложные явления и процессы невозможно в рамках юридического догматизма». Для этого необходимо «не только их узкоюридическое, но и значительно более широкое видение, прежде всего философское и социологическое, историческое и экономическое, политическое и психологическое, этическое и аксеологическое».

В плане рассматриваемой темы это означает, что глубокое и разностороннее познание права с необходимостью предполагает тесную связь и взаимодействие философии права и общей теории государства и права не только с комплексом отраслевых и иных юридических и неюридических наук.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее