История создания «Орленка»

Еще в пятидесятых годах возникла идея создать большой пионерский лагерь республиканского значения. «Артек» тогда уже существовал, но он был Всесоюзным лагерем, а хотелось, чтобы такой лагерь, куда могли бы приезжать дети со всей России, и не только отдыхать там - чтобы он стал, как это тогда называли школой пионерского и комсомольского актива. То есть предполагалось, что ребята, приезжая в лагерь из всех уголков России, будут привозить с собой самые интересные идеи, делиться друг с другом неординарными находками, рассказывать о самых удачных формах работы. И весь этот богатый опыт будет накапливаться в «Орленке», он станет своеобразной сокровищницей.

Планировалось, что «Орленок» станет кузнецей кадров, что здесь будут работать самые творческие педагоги и самые увлеченные вожатые, что многие вожатые, получив здесь педагогическую подготовку, разъедутся потом по России и будут работать, используя те методики, которые освоили в «Орленке».

В правительстве России долго обсуждался вопрос, где же строить лагерь. Сначала планировалось строить его под Новосибирском или под Свердловском. Тогда как раз создавалось Обское море, или, по-другому, Новосибирское водохранилище, и в качестве живописного уголка, где мог бы разместиться детский лагерь, рассматривалось его побережье. Однако, рукотворное море было совсем молодым, берега еще не сформировались, и потому трудно было определить, где можно вести строительство, а где нет. Дмитрий Степанович Полянский, который незадолго до этого времени возглавил Совет Министров Российской Федерации, а до того работал первым секретарем Краснодарского крайкома партии, предложил не мудрить, а строить лагерь на Черноморском побережье - дескать, место прекрасное, проверенное, очень подходит для того, чтобы там расположился детский лагерь.

В марте 1959 года вышло Постановление Совета Министров РСФСР «О строительстве в Краснодарском крае пионерского лагеря», а летом на берегу Черного моря появились первые строители. Началась подготовительная работа. Прежде чем начать строительство необходимо было освободить пространство, для этого отдельные возвышенности были срыты, кое-где скалы даже пришлось взрывать. Во многих местах почва была заболочена, друг с другом соседствовали разные по физическим свойствам грунты. Для того, чтобы на них строить что-либо, надо было их сделать однородными. Необходимо было вырубить и выкорчевать густой лес и кустарник, покрывший все склоны. И всю местность надо было выравнивать и еще раз выравнивать.

Проектировал лагерь Ленинградский зональный институт экспериментального проектирования, главным конструктором проекта был Исаак Зиновьевич Кауфман, главным архитектором - Михаил Лазаревич Файнберг. Через несколько лет проект получил Гран-При на международной выставке в Варшаве «Бочка Диогена», Гран-При на международной выставке в Монреале «Экспо - 67» за лучшее архитектурно-планировочное решение детского воспитательно-оздоровительного лагеря стационарного типа. А осуществляло этот проект специально созданное для строительства лагеря строительно-монтажное управление.

Строители, которых было около ста человек, жили в палатках и строениях небольшой турбазы (они сохранялись и в первые годы существования лагеря). К лету 1960 года были построены столовая, эстрада, душевые, библиотека, спортивные площадки, медицинский корпус, пионерская комната, автобусный парк и фотолаборатория. Размещалось все это в четырех деревянных домиках и пяти палатках.

В первую смену приехало 520 детей, жили они в палатках по 35-40 человек в каждой. В этом была особая романтика лагеря. Строительные работы продолжались и во время смены. Дети активно в этом помогали: носили кирпичи, доски, убирали мусор, разбивали клумбы, сажали цветы, заготавливали дрова для столовой. Каждый, кто приехал в 1960 году на полупустынный берег, гордился тем, что участвует в создании нового лагеря, какого никогда прежде не было. Дети, которые приехали отдыхать жили в неблагоустроенных палатках, работали, но были счастливы. У каждого было чувство сопричастности к созданию пионерской республики, которая будет жить по тем законам, которые установят они, будет развивать те традиции, которые заложат они. В музее «Орленка» хранится дневник девочки из Улан-Удэ, Нины Цыбеновой, присланный в качестве подарка на сорокалетие «Орленка», где она с энтузиазмом и даже восторгом пишет о том, как в день торжественного открытия лагеря они встали в 6 утра, сначала привели в порядок парадную форму, а потом - окружающую местность, отметили радостное событие ударным трудом на воскреснике.

Создавая новый лагерь, традиции заимствовали у «Артека», ведь они уже были выработаны, опробованы, утвердились в практике. Прежде всего, это форма орлят, которая состояла из разноцветных юбочек и шортиков, форменной рубашки, красного галстука, белых носочков и туфель, на голове каждый ребенок носил белую панаму. Но форма - не самое главное. На первой смене работали артековские вожатые - их было 12 человек, и первый начальник лагеря - Андрей Иванович Андреев, тоже приехал из «Артека». Вожатые организовывали жизнь первых профильных отрядов, а всего их было - 21.

«Орленок» продолжает расти и строиться, однако по сегодняшний день названия всех лагерей звучат то в мужском, то в женском роде. Раньше «Орленок» был пионерским лагерем, находившимся в ведении Центрального Комитета Всесоюзного Комсомола. Как всякий пионерлагерь, он делился на дружины: «Солнечную», «Звездную», «Комсомольскую»… Число дружин росло по мере развития лагеря. Потом началась перестройка, многое в жизни изменилось, например, не стало пионерской организации, комсомола и его Центрального Комитета, произошла реорганизация «Орленка»: он стал Всероссийским детским центром, в состав которого входят несколько лагерей, то есть прежние дружины приобрели статус лагерей.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >