Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Актуальность сохранения самобытности и дальнейшего развития национальной культуры на современном историческом этапе

Актуальность сохранения самобытности и дальнейшего развития национальной культуры на современном историческом этапе


Актуальность сохранения самобытности и дальнейшего развития национальной культуры на современном историческом этапе

Почему, исследуя национальную культуру в современной исторической реальности, мы рассматриваем ее самобытность именно как самобытие, а не как специфику, национальные особенности, ей присущие.

Во-первых, самобытие - широкое понятие, не ограниченное узкими рамками специфически особенного, но включающее и общее, присущее развитию инонациональных культур.

Во-вторых, узко понимаемая как только национальная специфика, самобытность включает в себя, в основном, вертикальную преемственность культуры (от поколения к поколению). И, поскольку специфика национального проявлялась в разные исторические периоды, она связана, в основном, с предшествующими стадиями развития культуры и с ценностями культурного наследия, созданными в условиях, в основном, прошедшей исторической реальности.

Самобытие национальной культуры в современной исторической реальности включает не только вертикальную, но и горизонтальную преемственность, поскольку существуя в настоящем времени, культура связана с одновременным существованием различных национальных культур, так или иначе воздействующих на нее. И связана с существованием усиленно внедряемой современным западным капитализмом единой модели безнациональной массовой культуры. Именно в самобытии учитываются все внешние и внутренние причины и факторы воздействия на национальную культуру. Национальная специфика, как более узкое понятие, их не включает. Поэтому и предмет исследования (причины и факторы воздействия) связан с объектом анализа (национальной культуры) именно через ее самобытие. В то же время и самобытие является предметом исследования. национальный культура экономика политика

В-третьих, самобытие национальной культуры включает национальную специфику, которая обладает некоторой автономностью. В том смысле, что может сохраняться и при фактическом прекращении самобытия национальной культуры в современной исторической реальности. Это означает, что при удавшихся попытках ассимиляции национальной культуры и при замене ее единой безнациональной массовой культуры, какие-то черты национальной специфики могут сохраняться. Это, к примеру, национальная одежда или ее фрагменты в современной моде, сувенирная продукция народных художественных промыслов и т.п. Имитация национального при его полной и фактической утрате.

Возможна и футурологическая модель частичного сохранения национальной культуры в виде ценностей ее исторического прошлого, (созданных ранее духовных ценностей наследия, народного искусства). Однако в будущей исторической реальности ни наследие, ни ценности пополняться не будут, поскольку повсеместное внедрение массовой культуры означает прорыв исторической преемственности. И прошлое культуры окажется невостребованным. Продолжая существование в общественной форме, относящейся к истории национальной культуры, ее прошлому, национальная культура в будущем может при таком варианте утратить деятельную форму создания и распредмечивания культурных объектов, свои коммуникативные каналы, связанные с тиражированием культуры, репродукционной деятельностью, утратить связь с субъектом культуры на уровне и творчества, и массового восприятия. Но и при такой футурологической модели, мы бы сказали «непотребного будущего», фрагменты национального, именно как специфики, могут присутствовать в будущей исторической реальности. При фактическом отсутствии специфики именно духовного содержания национальной культуры. Иными словами, чисто внешнее - взамен внутреннего.

Поэтому ограничивать понимание национальной самобытности лишь отдельными ее чертами или их суммой, значит не замечать те серьезные проблемы, которые препятствуют сохранению национальной культуры, именно как ее самобытия в современной истории. Анализ специфических особенностей в трудах предшественников, приемлемый в прошлом, не соответствует современному состоянию национальной культуры уже в силу появления причин и факторов, угрожающих её сохранению, и в прошлом историческом контексте не существовавших.

Прошлое - устойчивая реальность с одной стороны, как бы законченное целое, о котором если не все, то многое известно. Изменения, с которыми оно связано, касаются его отражения в индивидуальном сознании, которое пополняется ранее не известными фактами. Часть прошедшей исторической реальности скрывается сознательно, как это было с историей советского периода и ее фальсификацией в силу несоответствия принятым идеологическим установкам.

Но общественное и индивидуальное сознание в силу своей ограниченности не может вместить всю информацию о прошлом. Тем более в том случае, если эта ранее неизвестная фактология дополняет тот гигантский объем информации, который уже известен.

Историческая реальность советского периода представала в исторической науке вплоть до 2-ой половины 80-х годов ХХ в. в искаженном преломлении. И, несомненно, в силу этого не только тенденциозны, но и по-своему консервативны, не учитывают не потому, что субъект отражения их не замечает, а потому, что он «запрограммирован» собственными идеалами, взглядами и вкусами, которые чаще всего консервативны, но, разумеется, при изменении их могут и соответствовать реальности, более адекватно отражая ее. Однако в силу ограниченности потенциальных возможностей любого субъекта отражения, никогда не могут вместить в процессе отражения историческую реальность в ее полном объеме.

Следы-отражения включают не только внутренние (исходящие от субъекта отражения), но и внешнее воздействие, искажающее историческую реальность.

Неадекватность отражения порождается внутренними и внешними причинами. К внешним можно отнести официальную, воплощаемую в политической доктрине той или иной власти точку зрения, внедряемую в практику через ее политику и идеологические установки. В любой социальной системе (от рабовладельческой до капитализма) в политике правящей элиты ее интересы, установки, а потому такая политика вовсе не нуждается в объективном отражении исторической реальности. Она запрограммирована сверху, самой властью и сообразуется с ее программой действий и ее политическим выживанием. Эти следы-искажения реальности неизменно навязываются сверху и с помощью мощной идеологической обработки сознания, как это имеет место в условиях тоталитарных режимов. И с помощью менее мощного манипулирования общественным сознанием при капитализме (через СМИ, политические технологии и т.п.).

В национальной культуре, разумеется, тоже свои искажения (несоответствие) реальности, связанные с теми же, указанными нами, внутренними и внешними причинами. Однако, национальная культура может противостоять искажению реальности.

Во-первых, она в лучших своих классических образцах в элитарной своей ипостаси, в основном, не подвержена политической конъюнктуре. Ангажированность искусства, разумеется, имела место во все времена, что снижало уровень его художественности и эстетической значимости. Такого рода произведения не входят в классическое наследие. Это - своего рода политически запрограммированные при известных условиях культурные однодневки, а отнюдь не подлинные ценности.

Во-вторых, что, на наш взгляд, основное, национальная культура базируется не на сиюминутных, а на апробированных историческим временем ценностях, несущих общечеловеческое содержание, включая и содержание самой человеческой природы, многое в которой остается неизменным при любом неблагоприятном внешнем воздействии на нее. Идеалы духовной свободы и духовного развития, самобытность, человеческой природы, идеалы истины и добра, прекрасного и возвышенного духовная культура несла в себе на всем протяжении своего исторического пути. Эти идеалы и в ее классическом варианте, и в народном искусстве, фольклоре. Это консерватизм в лучшем смысле слова, позволяющий сохранить национальное достоинство и самобытность культуры как ее самостоятельное существование, связанное и с изменением исторических условий и с неизменностью духовности, заложенной в ней.

В силу богатства своего духовного потенциала национальная культура может противостоять искажению исторической реальности. Это объяснимо, в частности, и тем, что ее духовное содержание объединило потенциалы лучших представителей нации, тех, кто не только создал и создает ценности наследия, но и способны отразить как бы глубинное содержание исторической реальности, то, что «рядовой» субъект отражения попросту не видит и не замечает.

Именно духовная культура предупредила человечество об опасности, выжигающей душу страсти к обогащению и превращения денег и богатства в кумира и некий идеал существования, как это имеет место при капитализме, включая и российский неокапитализм. Духовная культура, искусство не только вызвали сочувствие к «маленькому», обыкновенному человеку, но и показали его внутренние возможности, которые могут и реализоваться в духовном потенциале, но могут и привести к озлобленности, подстегиваемой нищетой и несправедливостью (своего рода «антипотенциал» с зарядом разрушительной, несозидательной энергии). В этом случае человек либо открыто пойдет на бунт - «бессмысленный и беспощадный», либо будет скрыто накапливать в себе потенциал злобы и ненависти ко всем, кто лучше его, либо живет в нормальных материальных условиях и т.д. Психологию такого человека блестяще исследовал Достоевский в «Записках из подполья». Загнанный в «подвал жизни», такой человек в «подвалах своей души» копит злобу. И она в, конечном счете, может выплеснуться при любом умелом политическом регулировании: в слепой ярости антиглобализма, любого экстремизма и в вооруженных противостояниях. Именно духовная культура предупредила человечество об опасности фашизма, когда без видимых причин человек мало того, будет испытывать свою внутреннюю вину, обыкновенную не внешними причинами, а страхом быть уничтоженным. Именно российская духовная культура ХХ в. четко обнаружила те симптомы духовной болезни нации, которые привели в ХХ1 в. к тягчайшим последствиям возрастания преступности, коррупции, мошенничества, стремления заработать на человеке любой ценой, вплоть до его продажи в рабство и уничтожения, в этом ряду и фактическая работорговля, включая торговлю детьми и захват в заложники, и убийства одиноких стариков, владельцев отдельных квартир, и продажа вместо водки технического спирта и другого «ядовитого пойла», продажа грибов и ягод из зоны Чернобыля и многое другое). Диагноз этой болезни поставил талантливейший, безвременно ушедший из жизни драматург Вампилов. И диагноз этот: «Рак совести». Вся воплощенная в итоге в жизнь «фантастика» писателей Жюль Верна, Брэдбери, Лема и других также свидетельствует о провидческом даре духовной культуры.

Культура способна отражать историческую реальность более адекватно, чем субъект-носитель отражения в его общественном, либо индивидуальном выражении. Национальной культуре дано большее, т.к. она не запрограммирована ни сиюминутными политическими пристрастиями и антипатиями, ни косными, обращенными в идеализированное прошлое идеалами и оценками.

Возвращаясь к проблеме соотношения прошедшей и современной исторической реальности в их воздействии на самобытие культуры, отметим, что при своей устойчивости и законченности в сравнении с современностью (которая, развиваясь, не обладает устойчивостью, прошлая историческая реальность все же подвержена изменению за счет развития современных реалий, постоянного обогащения, т.к. многое в современности становится прошлым в силу постоянного обновления современной реальности.

Современная реальность не обладает устойчивостью, а благодаря своей изменчивости постоянно вмещает новое. Она не стабильна в сравнении с прошлым. Это открытая система, в которой нет законченности и определенности, присущей прошлому. Футурологические прогнозы способны определить характер будущих изменений. Политические прогнозы, как и социально-экономические, выявляют параметры возможных изменений. Но и все научные прогнозы не могут с точностью определить движение исторической реальности. Они могут оказаться ошибочными, поскольку современная реальность - во многом ускользающая реальность, и проследить за всем ее возможным обновлением крайне сложно. Тем более, что возможна и реставрация прошлого, которая в силу новых исторических условий не совпадает полностью с прежней моделью, однако будет ей соответствовать.

Прошлое - основа национальной культуры во все времена. Ибо в нем же непреходящие духовные, нравственные ценности, которые определяют духовность культуры. Как и культурное наследие, которое хотя и постоянно вмещает что-то из вновь создаваемых культурных ценностей, однако базируется на том, что создано веками. Устойчивость прошлого национальной культуры объяснимо овеществлением его в предметной форме в ценностях, продуктах деятельности, произведениях искусства и т.п.

Неустойчивость, изменчивость современной исторической реальности оборачивается для самобытия культуры теми факторами, которые могут препятствовать ее существованию и дальнейшему развитию.

Анализ негативного воздействия на национальную культуру экономики, политики обозначивает те непосредственные проблемы, от решения которых зависит судьба национальной культуры и ее дальнейшее существование и развитие.

Проблемы эти как внутри самой культуры (внутренние) так и внешние. Внешние факторы воздействия экономики, политики несомненно связаны с внутренними, с саморазвитием культуры.

Только за счет внутреннего самодвижения культура может выстоять в борьбе со всем негативом, препятствующим ныне не только динамике ее совершенствования, но и самому ее существованию.

Как не поддерживай культуру меценаты и государство, какую политику по ее освоению по культурному просвещению и ликвидации культурной безграмотности не проводи государство, культура не выстоит, если не будет опираться сама на себя, на свои собственные внутренние силы и возможности к дальнейшему развитию. Не случайно в дефиниции культуры мы выделяем, прежде всего, творческий потенциал нации, а затем уже и его воплощение в материальных и духовных культурных объектах. Отмечая при этом, что творческий потенциал обогащается не только за счет своих внутренних возможностей, но и за счет взаимодействия со всеми инонациональными культурами. Именно с культурами, а не её муляжами в виде американской зарубежной и отечественной массовой культуры.

С одной стороны, всемирный процесс глобализации и стремление наций к объединению, к единому экономическому пространству, к международным военным блокам с целью обеспечения безопасности ведет к некому общему, одному образу жизни, одним ценностям, каким-то общим культурным ценностям (к сожалению, вместо них внедряют массовую культуру). Этот объективный процесс, акцентируя общее, нивелирует национальное как отличие от этой общности.

С другой стороны, ни одна нация, народность пока что не готова расстаться со своим национальным. В этом единстве и борьбе противоположностей ответ на вопрос. Сможет ли национальная культура существовать при глобальном объединении. В политике, например, это межгосударственные объединения Европейский союз, СНГ, блок НАТО, объединения азиатских стран и т.д.

При всем этом, несомненно, национальная культура не только будет существовать, но и развиваться. Все объединения, о которых мы упоминаем, состоят из государств-субъектов. А своеобразие каждого такого субъекта определяют не только экономические, политические показатели, но прежде всего национальный характер, национальная культура.

В национальной культуре, как отмечалось, две составляющие: элитарная, классическая часть культуры, наиболее сложная с точки зрения и создания, и восприятия духовных ценностей, и народное творчество, фольклор.

Элитарная культура требует подготовки реципиента к ее восприятию. Творческому субъекту необходимы соответствующие способности, высокий потенциал, ибо как может он обогатить общий потенциал национальной культуры, если его собственный не на уровне, не способен к обогащению творческого потенциала нации. Чтобы создать не только новое, но и ценность, нужны познания других созданных ценностей как своих, так и инонациональных. Если это художественные ценности, не обойтись без познания языка современного искусства, изобразительно-выразительных средств того вида искусства, в русле которого работает творческий субъект. Сложность элитарной классической культуры предъявляет определенные требования к реципиенту, к его восприятию, к его культурным вкусам и потребностям. И чтобы национальный творческий субъект вместе со своим творением не оказался в изоляции от общества, необходимо воспитывать, образовывать национального реципиента (потенциально ориентированного на восприятие прежде всего, национальной культуры. А чтобы сделать этот процесс поистине массовым, необходима культурная политика по культурному просвещению и образованию в сфере культуры, что позволяет при заинтересованности реципиента, расширить его возможности за счет самообразования и самосовершенствования.

Вторая составляющая национальной культуры - народное творчество, фольклор не базируется на каких-то усложненных требованиях как для своего создания, так и восприятия. В силу своей относительной простоты и общедоступности для восприятия, оно ориентировано практически на всех, а потому и более массовое, нежели культура элитарная.

Классическая составляющая национальной культуры в какой-то мере как бы космополитична. Язык искусства, изобразительно-выразительные его средства - результат развития культуры вообще, а не только национальной. В классической составляющей культуры больше сходства с инонациональными культурами. Хотя и существуют различия, что позволяет отнести те или иные классические ценности национальной культуры именно к ценностям вполне определенной нации.

И все же основное национальное своеобразие именно в фольклоре, более доступном для восприятия национального реципиента. И дело не только в отсутствии сложности, присущей классическим национальным ценностям, но и в той близости каждому, какую таит в себе народное творчество, поскольку именно в нем национальный характер представлен наиболее полно, ярко и специфично.

Но сложность здесь совсем в другом познании. Ни специфики классической, а специфики национальной самобытности в умении познать национальный характер не через поверхностные черты, а через генетику национального.

Генетика национального предполагает некую устойчивость, передаваемую из поколения в поколение. Но очевидны и генетические изменения, связанные с новыми историческими условиями. Вот о чем забывают даже ученые, исследующие проблематику народного творчества.

Черты национального характера и психологии во многом неподвластны времени. Они, конечно, претерпевают изменения, но в своей основе не только сохраняются, но и как бы генетически передаются нацией из поколения в поколение.

Казалось бы, сколько усилий было потрачено партийными органами в национальных республиках и автономиях на интернациональное воспитание, на воспитание «нового человека». Казалось бы всякая связь с прежними чертами национального характера утрачена, человек сформировался действительно «новый», такой, как и в других нациях, некая единая всесоюзная модель.

На деле поворот к национальной самобытности, образованию новых государств СНГ на базе союзных республик вызвал возврат к национальному, к собственной истории, к собственному, непохожему на других, национальному характеру. Почему во многих национальных образованиях Средней Азии и Северного Кавказа так легко перешли от научного коммунизма к законам шариата, от советских традиций к собственным национальным традициям, от интернационализма к национализму?

Это объясняется тем, что черты национального характера, национальных обычаев, уклада даже в том случае, когда в силу запрета не могут воплотиться в жизнь (в советское время не поощрялся национализм, считались изжившими себя многие народные обычаи и т.п.), остаются в народной памяти, генетически передаются из поколения в поколение, сохраняются. А при благоприятных для их реализации обстоятельствах легко воплощаются в жизнь.

С этим необходимо считаться в наши дни. Мир многополярен и не может соответствовать однополярной американской модели. И многополярен именно в силу национальной самобытности, генетики национального характера и национальной психологии.

И эти генетически присущие нации черты воплощаются как в зеркале именно в художественном наследии.

Литература

1. Арнольдов А.И. Культурное наследие: открытие миру // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2006. № 1.

2. Гугов А.М. Проблемы этнической самоидентификации зарубежных адыгов // Адыгская и карачаево-балкарская диаспора: история и культура. Нальчик, 2000.

3. Зиев А.Я. Конфронтация в эстетике. Очерки о природе искусства. М., 1980.

4. Лейзеров Н.Л. Образность в искусстве. М.: Наука, 1985.

References

1. Arnoldov A.I. Kulturnoe nasledie: otkrytie miru // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kultury i iskusstv. 2006. № 1.

2. Gugov A.M. Problemy etnicheskoj samoindentifikatsii zarubezhnykh adygov // Adygskaya i karachaevo-balkarskaya diaspora: istoriya i kultura. Nalchik, 2000.

3. Ziev A.Ya. Konfrontatsiya v estetike. Ocherki o prirode iskusstva. M., 1980.

4. Leyzerov N.L. Obraznost v iskusstve. M.: Nauka, 1985.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее