Снижение коэффициента интеллектуализации молодежи

Объём используемой обществом научной информации удваивался за всё более короткие периоды времени. Так, если за точку отсчёта принять середину 1980-х гг., первое удвоение произошло за 11 лет - 1986-1996 гг., второе - за 7 - 1997-2003 гг., третье - за 5 лет - 2004-2008 гг. Есть все основания полагать, что сегодня мы находимся в трёхлетнем цикле - 2009-2011 гг. [6]

Для того, чтобы выстоять в этом информационном торнадо, человек как личность должен развиваться и совершенствоваться столь же высокими темпами. Определяющая роль в этом процессе по праву принадлежит образованию. Именно оно призвано, в конечном счете, создавать фундаментальные условия саморазвития личности, обеспечивая последнее в философском, теоретическом, методологическом, конкретно-содержательном и иных аспектах.

Однако, сегодня нам приходится с сожалением констатировать тот факт, что образование оказалось не готовым к этой роли. Более того, имеются все необходимые основания для вывода о глубоком кризисе, который переживает образование на различных уровнях его организации, от глобального до странового. Вследствие этого человек, по сути дела, остался один на один с проблемами адаптации в быстро меняющемся мире. Сохранение данного положения в течение 20-30 лет неминуемо приведет к тяжелым как общесоциальным, так и индивидуально-личностным последствиям, деструктивный смысл и направленность которых вполне могут быть выражены термином «деградация».

Чтобы отследить динамику образования как процесса, ученные ввели термин «коэффициент интеллектуализации».

Коэффициент интеллектуализации молодежи - международный стандарт, установленный ЮНЕСКО для определения уровня образованности молодежи. [2]

Так, если по коэффициенту интеллектуализации молодежи по классификации ЮНЕСКО СССР в 1953 году занимал 3-е место в мире, то в конце 80-х он переместился на 42-е. В 1990 г. по чтению и математике мы были еще на 2-м месте в мире, в 1995 г. - уже на 15-м, а в 2000 г. - на 32-м, рядом с Бразилией. Школьники не справляются с тестами, созданными 10-15 лет назад в расчете на среднего ученика. И дело здесь не во врожденной глупости: доказано, что интеллект в течение жизни изменяется в зависимости от того, упражняет ли его человек. В 1958 году затраты на образование в СССР составляли 10% ВВП, в 1992 - 2,5%, в 1993 они составили уже 1,3% расходной части бюджета, а в 1994 - 1,2%. При этом с учетом задолженности и недофинансирования утвержденного бюджета - и того меньше: 1% - в 1993 и 0,8% - в 1994 году. Это свидетельствовало о глубоком кризисе системы отечественного образования. Также заметно сократилось количество средних школ - с 8732 в 1995 г. до 7958 в 2007 г., а также учащихся в них, соответственно - с 3059,8 до 2627,4 тыс. человек.

Существенным падением характеризуется также динамика количества ПТУ - с 404 до 313 (абсолютный минимум - 282 - зарегистрирован в 2000 году) и численности учащихся в них - с 154,3 до 106,8 тыс. человек. Напротив, в рассматриваемый период времени (кон. XX в. - 2008 г.) кардинально возросло количество колледжей - с 262 до 460, а также численность обучающихся в них - с 200,4 до 499,5 тыс. человек. Это приводило к значительным сдвигам в профессионально-отраслевой структуре занятости. [7]

Огромными темпами в изучаемый период возрастала численность студентов ВУЗов, что в ещё большей степени способствовало указанным выше сдвигам в социальной структуре. Количество ВУЗов увеличивалось гораздо медленнее. При этом экспертные оценки позволяют сделать вывод, что увеличение численности студентов в расчёте на одно учебное заведение практически никогда не уравновешивалось пропорциональным ростом учебных площадей, количества преподавателей, объёмов финансирования и т.п. Снижение качества оказываемых услуг при этом становится неизбежным.

По данным Агентства по статистике РК на 2007 год в ВУЗах и колледжах обучалось около 1217 тыс. человек. При этом возникают два чрезвычайно важных вопроса.

Вызывает серьёзные сомнения, во-первых, что выпускники ВУЗов и колледжей в таком количестве будут востребованы экономикой страны в ближайшие годы, во-вторых, что последняя способна обеспечить материально-технические и финансовые условия подготовки специалистов в указанных учебных заведениях на современном качественном уровне.

Формирование "технократических перекосов" в отрыве от социальных реалий.

Апофеоз технократического развития ХХ века наряду с решением многих актуальных проблем жизни людей в целом закончился осознанием тупика, осознанием бесперспективности такого пути. По всеобщему признанию к началу третьего тысячелетия цивилизация пришла в состоянии глубокого системного кризиса. Причиной такого положения явился технократический путь развития цивилизации.

Технократическое развитие цивилизации, продолжавшееся весь XX век, поставило перед человечеством совершенно новые глобальные проблемы.

Одна из важнейших проблем - это несоответствие уровня развития трудовых ресурсов и организации общества тому характеру экономики, который сформировался в современном мире. Прежде всего это выражается в огромной нехватке квалифицированных специалистов во всем мире. Активные миграционные процессы, характерные для современной цивилизации, ничего не решают, так как проблема носит глобальный характер. Это в одинаковой степени относится и к бизнесу, и к науке, и к сфере образования.

Другая важная проблема связана с изменением приоритетов мировой экономики. Экономика становится менее технократической. На первый план выходят гуманитарные и социальные технологии, вопросы экологии и устойчивого развития. Все страны оказались в той или иной степени не готовы к этой смене ориентиров. В США, вследствие их «технократической» предыстории, проблема стоит достаточно остро. Европа, Япония вследствие социальной ориентированности их экономик находятся в несколько более выгодном положении.

Решение глобальных задач может быть найдено только в рамках сотрудничества и тесного взаимодействия различных групп общества, и, прежде всего предпринимателей, ученых и представителей сферы образования.

Все сказанное выше в полной мере относится и к Казахстану. Однако ситуация в нашей стране имеет ряд специфических особенностей. У нас произошло резкое изменение общественной системы, причем всего лишь 21 год назад. Поэтому социальные сообщества у нас сложились еще далеко не полностью. Они находятся в стадии формирования и динамического развития.

Кроме того, и сообщество предпринимателей, и научно-образовательной сообщество в республике не в полной мере отвечают реалиям сегодняшнего дня.

В некотором смысле все это касается и науки, и образования. В силу ряда объективных и субъективных факторов существует разрыв между реальными потребностями общества и деятельностью представителей этих сообществ. В казахстанской науке и образовании все еще сохраняется заметный технократический перекос. Этот перекос не так безобиден, как многим кажется. Во многом именно он стал причиной серьезного кризиса отечественной науки. Действительно, наука в СССР была исключительно технократической. При этом советская научно-образовательная сфера отличалась некоторой «избыточностью» и заметно меньшим прагматизмом, чем на Западе [17].

Однако это было и нашим конкурентным преимуществом: было накоплено огромное количество результатов прикладных и фундаментальных исследований, у нас было много ученых-энциклопедистов высочайшего уровня. Тогда всем казалось, что как только все административные ограничения будут убраны, наши замечательные знания приведут нас к процветанию. Однако этого не произошло. Потому что только технократических знаний недостаточно. Нужны гуманитарные технологии, эффективные инструменты, которые позволяют правильно трансформировать эти знания в рыночный ресурс, проводить маркетинг, обеспечивать партнерство. И недостаток таких технологий и инструментов до сих пор остается очень серьезной проблемой.

Высшее образование -- важный этап в гражданском становлении личности, в ее гармоническом развитии. Непонимание объективно необходимой связи развитости и профессионализма порождает не только схоластические споры относительно «противоречия» того и другого, но и серьезные ошибки в практике работы с молодежью, когда овладение профессиональными знаниями и навыками в той или иной форме противопоставляется общегуманитарной культуре. В результате возникают либо пресловутые «технократические перекосы», либо попытки формировать гуманитарную культуру человека в отрыве от жизни, от труда и общественной практики. [8]

Особое место в обогащении интеллектуального потенциала страны принадлежит высшей школе. Однако изменения и в содержании, и в направлениях, и в структуре ее деятельности происходят очень медленно. Данные социологических исследований свидетельствуют, что студенты и педагоги высоко оценивают возможность творчества, ратуют за увеличение доли самостоятельной работы, совершенствование форм экзаменов, расширение их участия в управлении вузом, поддерживают развитие конкурсной системы аттестации всех кадров. Вместе с тем к середине 90-х годов высшая школа вошла в жесточайший кризис, из которого далеко не все вузы имеют возможность с достоинством выбраться.

На сознание и поведение молодых людей большое влияние оказывает механизм управления учебным заведением. Строгое соблюдение норм и принципов демократии, законности, справедливости, гласности еще в годы учения становится для них своеобразным эталоном, с которым они в дальнейшем сверяют свой жизненный путь. Однако стиль работы директора (ректора), педагогических и ученых советов, классных руководителей, наставников далеко не всегда содействует развитию и закреплению позитивного социального опыта молодежи, недостаточно противостоит проявлениям нигилизма, индифферентности, равнодушия к общественным делам, равно как и демагогии, анархическим действиям.

Велика роль и различных форм связи учащихся со своими сверстниками в зарубежных странах. Встречи на международных конференциях, переписка, туристские поездки способствуют формированию у молодежи солидарности, приобретению навыков гражданского общения, невзирая на имеющиеся различия [18].

Организации образования в соответствии со спецификой своей работы имеют право устанавливать прямые связи с зарубежными организациями образования, науки и культуры, международными организациями и фондами, заключать двусторонние и многосторонние договоры о сотрудничестве, участвовать в международных программах обмена студентами, магистрантами, докторантами, педагогическими и научными работниками, вступать в международные неправительственные организации (ассоциации) в области образования. Военные и специальные учебные заведения имеют право в соответствии с международными договорами и контрактами осуществлять подготовку специалистов из числа иностранных граждан. Закон РК об образовании (с изменениями и дополнениями по состоянию на 14.01.2013 г.), Глава 10 (Международная деятельность в сфере образования), Статья 65 (Международное сотрудничество и внешнеэкономическая деятельность) [14].

Рост национального самосознания с большой остротой ставит вопрос формирования у молодежи правильных ориентиров в такой важной сфере, как межэтническое общение. Отсутствие активного противостояния любым проявлениям национализма и шовинизма, национальной ограниченности, высокомерия и чванства, недооценка воспитательной работы делают некоторые группы молодежи доступным объектом националистической пропаганды. Более того, национальный экстремизм в основном паразитирует на искренних заблуждениях молодых людей.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >