Развитие книжной иллюстрации в России

На Руси распространение книг стало возможным после возникновения славянского письма, создание которого относят к IX веку и приписывают просветителям Кириллу и Мефодию. С XIII века основным писчим материалом так же становится бумага.

На Руси книги появились с принятием христианства. Киевские князья приглашали переписчиков и переводчиков. Они тоже писали на пергаменте. Новгородцы писали друг другу письма на бересте. Их дети учились писать, процарапывая буквы на её белой поверхности.

Возникновение книгопечатания в Московском государстве совпало с эпохой Ивана грозного. Грозный издал ряд реформ, которые положили начало книгопечатанию. Введение книгопечатания стало возможным и благодаря тому уровню знаний русских людей, техническим умениям, которые позволили быстро создать «неведомый до того» печатный стан.

В Древней Руси уже в XI веке создавались иллюстрации к рукописным книгам ("Остромирово евангелие, "Изборник Святослава). Они были цветными, украшались золотом, исполнялись тонко. Такие книги делались в одном экземпляре, высоко ценились и стоили очень дорого. Они были недоступны людям, имевшим ограниченные средства, а потребность в книге становилась все более и более насущной. И тогда возникла мысль о печатной книге.

В России книжная иллюстрация проходила те же этапы, что и в Европе.

Вначале это были миниатюры, рисовавшиеся с большим мастерством от руки. Затем в книгах стали печататься гравюры на дереве и меди, а потом литографии и торцовые гравюры. Большинство гравюр к этим книгам изготовлялось в Англии, Германии, Франции или иностранными художниками, работавшими в России. В начале XIX века писатели и художники стали чаще обращаться к изображению русской жизни. В 1817 -- 1818 годах вышел альбом «Волшебный фонарь», в тексте и иллюстрациях которого намечаются тенденции показа народной жизни. Рисунки в альбоме сопровождались небольшими литературными текстами, которые описывали сценки из народного быта. Текст получился гораздо живее, чем рисунки. Очень большое впечатление производят в нем описания тяжелой жизни народа. Картинки слабо отражали этот текст, но здесь уже нельзя было встретить изображения крестьян в виде античных фигур. Много внимания уделил художник народным типам, костюмам, стараясь быть как можно ближе к жизни. Борьба за реализм, за «натуральную школу» в русской литературе, проводимая Белинским, Гоголем, Некрасовым, сыграла большую роль и в развитии русской реалистической иллюстрации. До 40-х годов XIX века иллюстрация сильно отставала от литературы, художники даже и не пытались иллюстрировать такие реалистические произведения, как «Повести Белкина» Пушкина, «Старосветские помещики» или «Коляска» Гоголя. Но это уже вызывало большое недовольство у публики.

История иллюстрации 40-х годов XIX века -- это история ее постепенного сближения с жизнью и с серьезной художественной литературой. Именно в эти годы русская иллюстрация впервые осознала свою зависимость от содержания литературного произведения. Передовые демократические идеи, проникшие в русскую литературу 40-х годов XIX века и родившие замечательное реалистическое направление «натуральной школы» в русской литературе, произвели подлинную революцию и в русской иллюстрации.

Искусство иллюстрации по-настоящему могло развиваться и развивалось только благодаря прочной связи с передовой реалистической литературой. Реалистическая литература создает замечательные образы, наиболее полно и глубоко отражающие действительность, и заставляет иллюстраторов серьезно и вдумчиво относиться к жизни, воплощать в зрительных образах все разнообразие мыслей и чувств, которое дает литературное произведение.

На развитие русской иллюстрации 40-х годов влияли не только те идеи, которые проповедовал Белинский, но и его непосредственные критические замечания по поводу почти каждого значительного иллюстрированного издания. Он говорил о большом значении «политипажей» (так называли в то время иллюстрации -- гравюры на дереве). «Политипажи» делали литературу более доступной и понятной народу, превосходно объясняли текст, давая живое и наглядное представление о его содержании. От художника, как и от писателя, Белинский требует, чтобы он был «живописец с натуры», чтобы он отражал в своих произведениях истинно русскую жизнь.

Белинский горячо приветствовал каждого нового талантливого художника, произведения которого хотя бы в небольшой степени отвечали этому требованию. Среди художников-иллюстраторов, которых упоминает Белинский, мы встречаем и имя Тараса Шевченко: «Картинки и виньетки (числом 13) прекрасны»,-- пишет Белинский об иллюстрациях великого украинского писателя и художника к рассказу «Знахарь». Большой похвалы Белинского заслуживают иллюстрации А. Агина к поэме Тургенева «Помещик», которые гравировал замечательный русский гравер Е. Вернадский.

Вместе с Вернадским Агин в конце 1846 года начал работу над иллюстрированием «Мертвых душ» Гоголя. Эти замечательные иллюстрации -- первая в истории русского искусства большая и серьезная работа художника над литературным произведением. После Агина многие выдающиеся художники стали иллюстрировать крупные литературные произведения, и если когда-то русская иллюстрация сильно отставала от западной, то к концу XIX и началу XX века она по своему качеству во многом опередила ее.

Многие книги, издававшиеся в России, хорошо оформлены, с замечательными иллюстрациями. Но они были очень дороги и совершенно недоступны простому народу, для которого издавались недорогие книжки, но, как правило, с плохими рисунками.

Советское государство с самых первых дней своего существования поставило задачу не только повышать общую грамотность и культуру народа, но и издавать для него красивые книги с хорошими иллюстрациями. Лучшие художники стали привлекаться для иллюстрирования классической литературы в массовых изданиях, увеличиваются тиражи книг, создается широкая сеть сельских и заводских библиотек, где рабочие и крестьяне могут бесплатно прочитать любую книгу. Это было неотъемлемой частью того замечательного дела, которое В. И. Ленин назвал «культурной революцией».

На первых порах, особенно в 20-х годах, было трудно наладить издание хороших и дешевых книг -- бумаги не хватало, рисунки воспроизводились плохо, так как было мало типографий с хорошими машинами; с воспроизведением цветных рисунков дело обстояло еще сложнее. В эти годы многие художники используют для изготовления иллюстраций испытанный веками способ -- гравюру на дереве. Но нужно было преодолеть не только технические трудности. Многие годы иллюстрация предназначалась для избранных людей, отражала интересы правящих классов.

Искусство каждой эпохи имеет свои отличительные черты, которые проявляются в манере художника высказывать свои мысли и чувства.

Соблазн стилизации особенно опасен для иллюстратора -- ведь он имеет дело с литературными произведениями разных народов и разных эпох. Казалось бы, даже нужно пытаться выполнить иллюстрацию так, как это было бы сделано современником и соотечественником писателя. Но художник может и должен не только показать нам страну и эпоху, о которой идет речь в литературном произведении, но и отразить наше современное восприятие этого произведения. Отказываясь от этого, он обедняет и упрощает свою задачу. Слово стилизация имеет и второе значение. Оно применяется к произведениям искусства, в которых условные, отвлеченные от действительности декоративные формы оказываются главными, а содержание отходит на второй план. Такие книжные иллюстрации были тоже распространены до Великой Октябрьской социалистической революции довольно широко. Существовали даже целые теории о чисто украшательском назначении иллюстрации в книге. Само собой разумеется, что эти теории не могли служить основой для создания иллюстраций в новой массовой, народной книге.

Какова должна была быть советская иллюстрация? Этот вопрос волновал художников в 20-е годы, велись горячие споры, высказывалось много разнообразных, порой и неверных суждений. Сторонники формализма говорили, что в новом революционном обществе искусство должно отказаться от реалистического принципа отражения жизни. Это были не только высказывания. Многие художники пытались на практике доказать правильность своих идей. И вот, в конце 20-х годов появились иллюстрированные книги, где художники отдавали дань формалистическим экспериментам. Вычурные искаженные формы, цветовые пятна и мало понятные изображения не только не помогали читателю понять литературное произведение, его героев, но скорее затуманивали смысл книги. Такие иллюстрации не только не приносили пользы, но попросту были вредны.

В трудные и противоречивые 20-е годы, когда существовало множество различных художественных направлений и группировок, в иллюстрации работали и мастера-реалисты. Это были, прежде всего, известные художники старшего поколения, представители дореволюционной интеллигенции -- Д. Кардовский, Б. Кустодиев, Е. Лансере. Реалистические работы этих художников и та педагогическая деятельность, которую вел Д. Кардовский, передавали молодому советскому искусству лучшие достижения иллюстрации XIX -- начала XX века.

Опытной лабораторией новой реалистической иллюстрации явились и некоторые журналы, в которых начинали работать будущие мастера советской иллюстрации: Д. Шмаринов, Кукрыниксы (М.Куприянов, П. Крылов и Н. Соколов) и др.

Особое значение имело иллюстрирование произведений М. Горького и то горячее участие, с которым писатель помогал художникам, приветствуя их успехи и критикуя недостатки.

Как когда-то, в 40-е годы XIX века, сближение иллюстративного искусства с «натуральной школой» в русской литературе обогатило русскую иллюстрацию, на долгие годы определив ее развитие, так и теперь обращение художников к произведениям основоположника социалистического реализма М. Горького, произведениям, замечательным по идейной глубине и художественной силе отражения действительности, помогло советским иллюстраторам сказать свое новое слово в искусстве.

М. Горький уделял много внимания изобразительному искусству и, в частности, иллюстрации. Особым его расположением пользовалась художественная молодежь. По его указаниям к иллюстрированию «Истории гражданской войны» были привлечены молодые художники реалистического направления. Высокой похвалы писателя заслужили иллюстрации к его рассказам молодого художника Б. Дехтерева. М.Горький

внимательно просматривает оригиналы иллюстраций Д. Шмарииова к «Жизни Матвея Кожемякина» и дает подробные замечания, которые

были учтены художником при доработке рисунков.

«Я иллюстрировал «Жизнь Матвея Кожемякина», выполнив

рисунка,-- вспоминает Д. А. Шмаринов. Их показали АлексеюМаксимовичу. Он смотрел их без меня и на рисунках, сзади, писал то, что думал о них. Половину рисунков он одобрил, а на остальные дал ряд резких, иногда иронических замечаний и потребовал конкретных поправок. Общий смысл замечаний был таков: мало дифференцирован подход художника к образам героев, однообразен типаж, недостаточно проникновение художника во внутреннюю сущность героев, недостаточна работа над их внешним обликом. Через два года я переработал эти рисунки с учетом всех замечаний Горького»(а).

Много времени уделяет художник изучению эпохи и обстановки, в которой происходит действие литературного произведения. Через его руки проходит много музейного и архивного материала, он делает зарисовки мебели, бытовых предметов, выезжает, если это возможно, туда, где происходили события, о которых рассказывается в романе.

Труд, проделанный художником, равноценен серьезному научному исследованию, но это исследование для художника -- не цель, а лишь подготовительная работа, в процессе которой складывается художественный

образ будущих иллюстраций. Изучение документального й исторического материалов определяется впечатлением, которое произвела книга. Работа над композицией всей серии иллюстраций -- следующий этап. Художник намечает, какие основные события повествования будут отражены в рисунках, какой момент данного события наиболее остро характеризует действующих лещ, стремится к тому, чтобы каждый персонаж предстал в наиболее характерном своем проявлении, чтобы от листа к листу не терялась ведущая линия писательского рассказа, намечает «ударные» листы, соответствующие кульминациям повествования. Разработав для себя такой «режиссерский» план, художник приступает к композиционному решению отдельных листов. Эта уже чисто художническая работа проходит (как и работа над созданием портрета) у разных художников по-разному. Один представляет себе основные элементы композиции листа сразу, затем только уточняет, отшлифовывает ее детали на бумаге, другой набрасывает несколько вариантов композиции, выбирая из них лучший. На бумаге или в сознании художника фиксируются его поиски, работа по отбору главного, существенного ведется не меньшая, чем и при создании портрета.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >