Гласность в уголовном процессе

Часть 1 ст. 123 Конституции Российской Федерации устанавливает: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом» Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // СЗ РФ. 2009. № 4.. Несмотря на конституционное закрепление, гласность является общим условием судебного разбирательства, прежде всего потому, что она реализуется в полном объеме только на этой стадии уголовного процесса. Уголовные дела должны рассматриваться в открытом судебном заседании, кроме ряда исключений, предусмотренных ст. 241 УПК РФ.

На досудебной стадии уголовного процесса гласность присутствует лишь частично, поскольку весь процесс сбора доказательств проходит в рамках тайны следствия, и никто не может ознакомиться с материалами дела до вынесения соответствующего протокола следователем (ст. 215 УПК РФ). В средствах массовой информации могут быть опубликованы сведения лишь о фактах совершения преступления или о проведении следственных действий правоохранительными органами. Иначе говоря, в Российской Федерации гласность закреплена на конституционном уровне, прежде всего потому, что служит средством контроля за судебной деятельностью. Что же касается досудебной стадии, то здесь нельзя не согласиться с мнением И.В. Смольковой, что «недозированная гласность способна нанести неправомерный ущерб правам и интересам граждан, общества и государства». Поэтому необходимо соблюдать оптимальное сочетание интересов личности, расследования и правосудия с интересами гласности.

В свою очередь следственные органы должны нести строгую ответственность за доброкачественность информации, передаваемой для публикации в печати. В этих случаях также не следует забывать о специфике производства некоторых следственных действий. Нередко сотрудники правоохранительных органов с целью улучшения показателей своей работы распространяют важные сведения, которые в дальнейшем осложняют производство по уголовному делу, в частности, процесс опознания. Особенно часто это происходит при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, оружием и иными предметами, которые могли бы стать доказательствами. Такие действия могут повлечь нарушение установленных ст.193 УПК РФ правил опознания, а полученная информация становится недопустимой и не может быть положена в основу обвинения. Кроме того, проведение опознания осложняется и так называемыми результатами журналистских расследований. В. Морозюк предлагает, решая эту проблему, в Закон «О средствах массовой информации» внести положение о публикации только тех сведений, на которые было дано письменное согласие органов предварительного расследования, у которых находится дело в производстве Морозюк В. Гласность и тайны следствия. М.,1995-№ 26. С. 31-32..

В ходе предварительного расследования, а именно при производстве целого ряда следственных действий, могут быть выявлены обстоятельства частной жизни лиц, в отношении которых производятся эти процессуальные действия, их личная, семейная и иная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц, поэтому доступность сведений, полученных о личности, не должна стать основанием для их тиражирования в средствах массовой информации. Для этого в ч.3 ст.161 УПК РФ предусмотрен особый порядок опубликования таких данных: с разрешения прокурора, следователя, дознавателя, в объеме который не умалял бы интересам следствия и с согласия самого участника процесса, сведения, о частной жизни которого подлежат разглашению. Таким образом, на досудебном производстве всегда должна прослеживаться четкая грань между гласностью и следственной тайной, иначе нарушение этой грани нанесет ущерб не только интересам следствия, но и законным правам личности.

Рассмотрим осуществление гласности на стадии судебного разбирательства. Гласность является общим условием, при реализации которого «судебный процесс обретает «дар речи» там, где государство считается с правом граждан, и где последние могут на равных разговаривать с государством». И. Трунов утверждает: «Недостаточно знать, что правосудие есть, необходимо видеть, как оно осуществляется», - и с этим мнением трудно не согласиться Трунов И. открытость российского правосудия // Уголовное право 2002. - №1. С. 37..

Гласность в судебном процессе представляет собой возможность присутствовать в суде любой инстанции всем желающим, освещать все происходящее в средствах массовой информации. При этом не следует забывать, что фото-, кино-, видеосъемка в зале суда могут производиться только по разрешению председательствующего в судебном заседании (ст.241 УПК РФ). Это, прежде всего, связано с тем, что судебный процесс с применением технических средств, которые могут отвлекать от разбирательства дела, вызывать скованность при допросах у участников процесса, не будет являться эффективным, поэтому следует помнить, что средства фиксации процесса не должны создавать помех для лиц, участвующих в судебном разбирательстве. Гласность на данной стадии уголовного процесса тесно граничит с презумпцией невиновности. Исходя из этого, средства массовой информации, не обладая полной и достоверной информацией, не могут предрешать исход процесса, требовать от суда квалификации действий осужденного по соответствующей статье уголовного кодекса, а также «давать рекомендации» по назначению наказания. Поэтому, публикация сведения материалах дела в печати, средства массовой информации, прежде всего, должны осторожно и в то же время точно подбирать формулировки, характеризующие действия, как осужденного, так и органов правосудия.

Ахиллесовой пятой судопроизводства является проблема оптимизации соотношения гласности и тайны в уголовном процессе. Поэтому наряду с закреплением гласности, в ст.241 УПК РФ включены случаи, которые рассматриваются в закрытом судебном заседании. К ним относятся:

  • - разбирательство уголовного дела, которое может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;
  • - рассмотрение уголовного дела о преступлениях, совершенными лицами, достигшими возраста шестнадцати лет;
  • -рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство.

В связи с принятием УПК РФ 2002 г. этот список был дополнен еще одним основанием: если этого требует интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников и. л близких лиц. Однако трудно согласиться с мнением законодателя по поводу того, что закрытое судебное заседание сможет обеспечить реальную безопасность для участников уголовного процесса, поскольку после окончания расследования обвиняемый, его защитник - адвокат, также законный представитель и иные участники процесса знакомятся с материалами уголовного дела, в котором четко прописано какой свидетель или потерпевший дал те или иные показания, их место жительства и место работы. В УПК РФ существует положение, закрепленное в ч.9 ст.166, о сохранении в тайне данных об участниках уголовного процесса. Для этого указывается их псевдоним и приводится образец личной подписи, однако на практике подобная процедура применяется весьма редко. Кроме того, при рассмотрении доказательств на судебном следствии подсудимый находится в зале заседания суда, и даже если после судебного разбирательства он будет заключен под стражу, осужденный сможет расправиться с изобличающими его гражданами через родственников, своих соучастников, оставшихся на свободе, или сам после отбытия наказания.

Одним из элементов гласности является провозглашение приговора. В российском законодательстве существует только одно императивное требование, касающееся прозрачности судебного решения - все судебные решения оглашаются публично (статья 31 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и ст. 18 УПК РФ). В соответствии с УПК РФ, по общему правилу приговор провозглашается в полном объеме без пропусков и сокращений его текста, кроме случаев рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании. В этом случае суд может ограничиваться оглашением только резолютивной части приговора, если сведения, содержащиеся в описательной части, в данный момент нецелесообразно оглашать. Правил законодательного характера, устанавливающих процедуры или создающих механизм доступа к текстам судебных решений иных лиц, в том числе публикаций их в Российской Федерации не существует. Оригинал судебного решения и его копия являются частью конкретного тома уголовного дела, а по просьбе заинтересованных лиц могут быть сделаны их дополнительные копии, однако на практике для получения доступа к ним или дальнейшей публикации обычно необходимо специальное разрешение судьи. Такое противоречие возникает, прежде всего, потому, что среди представителей судейского корпуса, в том числе и большей части представителей научного общества, нет представления о необходимости свободного доступа ко всем судебным решениям. В связи с этим в Российской Федерации до сих пор не существует каких-либо правил законодательного характера относительно требований, предъявляемых к способу и пределам опубликования, способам принятия решения о характере ограничений и отборе судебных решений.

Таким образом, в Российской Федерации пока не нашли своего законодательного решения такие формы транспорентности как обеспечения доступа в залы судебных заседаний, доступности информации о будущих судебных процессах, возможность ознакомления с материалами судебных процессов, с архивными материалами, а также представления о возможных пределах ограничения транспорентности, с неустановлением которых наблюдается тенденция к «сверхпрозрачности» уголовного судопроизводства, которая не может быть оправданной, поскольку влечет за собой нарушение прав и интересов личности, общества и государства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >